Пятница, 3 февраля
Shadow

Беседа с настоятельницей Свято-Ксениевского женского монастыря игуменьей Василиссой

Матушка, расскажите, пожалуйста, немного о Вашем монастыре. Давно ли образован монастырь, кто до Вас руководил монастырём, сколько было насельниц?

— Монастырь образован в 2002 году. Я приехала сюда в сентябре 2003 года. До моего приезда в Свято-Ксениевский монастырь здесь были две настоятельницы: инокиня Людмила и игуменья Фомаида. Состояние монастыря было довольно плачевным. После отъезда последней настоятельницы из насельниц осталось только две сестры. Одна сестра серьёзно болела, а вторая несла очень много послушаний. Сегодня этих сестёр в нашем монастыре уже нет, они ушли. Одна из них подвизается при Лавришевском монастыре, собирает пожертвования, другая в миру.

Как Вы оказались в монастыре Блаженной Ксении Петербургской?

— Я была насельницей Свято-Елисаветинского монастыря в городе Минске. Несла различные послушания: посещала третий интернат при Республиканской Клинической Психиатрической Больнице в посёлке Новинки, трудилась на торговых точках, расписывала керамику. Елисаветинский монастырь был для меня вторым домом. Приехав с очередной командировки, ночью ко мне подошла настоятельница, матушка Ефросинья, и сказала, что меня зовёт духовник монастыря, отец Андрей Лемешонок. Состоялось маленькое собрание. Батюшка сказал, что есть сельский маленький монастырь, и Владыка митрополит Филарет попросил выделить из нашего монастыря сестру, чтобы его возглавить. Батюшка с матушкой помолились и предложили мне поехать туда старшей сестрой.

Расскажите о своей семье, откуда Вы родом?

— Родилась я на Украине, в Черниговской области, в городе Соснице. Это места, в которых даже в застойные времена многие храмы были открыты. Семья наша была верующей, хотя открыто об этом никому не говорилось. Отец был военным, мама работала журналисткой. В семье было трое детей. Кроме меня, ещё брат и сестра. Я была старшей. Несколько раз в году нас возили в разные храмы в другие города и причащали. Мой дедушка по отцу до и после революции был регентом и хранителем сундука полковой церкви. Бабушка была сильной молитвенницей и открытым человеком. В доме у бабушки висели иконы, и всегда горела лампадка. По ночам она молилась. Всё это происходило перед нашими детскими глазами и оставляло неизгладимое впечатление. Мама моя не ела мясной пищи, ежедневно ничего не вкушала до трёх часов дня. А если она что-то просила у Бога, то в этот день у неё во рту не было и крошки.

Что Вы заканчивали, кем трудились в миру?

— Я закончила Черниговский Педуниверситет, исторический факультет. Преподавала в школе, летом ездила в пионерские лагеря вожатой. Вышла замуж, у нас родилось трое детей. С мужем жизнь не сложилась. И мы разошлись.

Чем занимаются Ваши дети?

— Старшая дочь, Анна, пишет иконы. Она училась в Петербургской Духовной Семинарии на отделении иконописи. Вторая, Наталья, регентует в д. Щёмыслицы, Минской области. Сын — скульптор.

Как Вы оказались в Свято-Елисаветинском сестричестве?

— Я была прихожанкой Петро-Павловского собора, и через год после образования при Петро-Павловском соборе Елисаветинского сестричества в 1997 году я стала сестрой милосердия. В это время в сестричестве было около двенадцати сестёр. Меня благословили посещать третий интернат при Республиканской Клинической Психиатрической Больнице в посёлке Новинки. За каждой из нас было закреплено отделение. Сначала в интернат ходить было трудно: у меня были самые тяжелые больные — лежачие и колясочники. Но со временем Господь дал великую радость от общения с этими людьми. Интернат стал для меня, как дом родной.

Храма в Новинках в это время еще не было?

—Тогда уже началось строительство Свято-Елисаветинского храма в посёлке Новинки и начал оформляться на месте гипнотория в больнице храм Святой Блаженной Ксении.

Какие еще послушания Вы несли в сестричестве?

— Самым моим любимым послушанием было стоять со скарбонкой. Особенно нравилось стоять на Северном кладбище. Потому что кладбище — это то место, где нет лукавства. Затем начались поездки на православные выставки в Польшу, Словакию, на Украину. Кроме этого, меня назначили старшей сестрой в интернате в Новинках. Приходилось заниматься организационными вопросами.

Думали ли Вы когда-нибудь о монашестве?

— Мне казалось, это недосягаемая мечта, такая высота, которую могут достигнуть только ангелы. И себя я считала настолько недостойной, что даже не просилась в монастырь.

Как же Вы туда попали?

— Однажды, беседуя со мной, матушка Елизавета (Первая настоятельница Свято-Елизаветинской обители) спросила меня, хочу ли я в монастырь? Я ответила, что не могу, потому что у меня дети. Но со временем я стала задумываться о монашестве. Дети уже были самостоятельные. Через год после пострига матушки Елизаветы на исповеди у отца Андрея я спросила: «Можно ли мне пожить в монастыре?». Он благословил. Для меня это было большой радостью. Когда я пришла в монастырь, то облачили меня не сразу, так как моя младшая дочь воспротивилась.

Как остальные родственники отреагировали на Ваше решение?
— Мама благословила, а остальные дети отреагировали спокойно. Они были устроены, в жизни у них были свои заботы.

Как происходило Ваше переселение в обитель?

— Я пошла на послушание в монастырь и просто не вернулась домой. Иначе я не оторвалась бы от семьи. Помню момент, когда приезжал митрополит Филарет для совершения пострига инокинь и благословлял наших сестёр на послушническое облачение. И только я одна осталась в мирском, в связи с протестом моей дочери. После облачения сестёр Владыка Филарет с отцом Андреем выходили через нижний храм и, проходя мимо, остановился возле меня. Отец Андрей объяснил Владыке мою ситуацию. После некоторого молитвенного молчания, Владыка митрополит благословил меня на монашество и произнёс незабываемые для меня слова: «Дети молятся за родителей, а родители за детей». После облачения у меня было чувство единожды правильно принятого в жизни решения, полная тишина в душе и присутствие Божие.

Как дальше развивались события Вашей жизни?

— Дальше пошли трудовые будни. Были и скорби, и радости, неустроения и утешение, обычная монастырская жизнь. Всё потихоньку налаживалось, обустраивалось.

И в один из таких будничных дней Вам предложили стать настоятельницей Свято-Ксениевского монастыря?

— Для меня это было неожиданно. Я чувствовала своё недостоинство, понимая, что это крест очень тяжелый. Но, с другой стороны, я смотрела на лица отца Андрея и матушки настоятельницы и думала, что они скажут Владыке, если я откажусь. После недолгой беседы с отцом-духовником и матушкой настоятельницей я сказала «Как благословите». Отец Андрей спросил: «А как ты хочешь?» Я сказала, что поеду.

Ваше первое впечатление от Свято-Ксениевского монастыря?

— В этот монастырь меня привёз Владыка Филарет. И первое, что меня поразило, это то, что его никто не встречает, хотя знают, что он приедет. И когда мы подошли к храму, открылась дверь, вышла послушница и вручила Владыке небольшой букетик.

И всё-таки, что-то надо было менять?

— В первый же день после того, как митрополит уехал, мы отслужили Всенощное бдение, а на следующий день — Литургию.

До Вашего приезда сюда часто ли совершалось богослужение в монастыре?

— Божественная Литургия совершалась один раз в неделю, ежедневно читались акафисты. Ежедневно служится суточный круг богослужений. Три раза в неделю Литургия. В те дни, когда Литургии нет, мы служим Изобразительные. Каждый день читаются 4 акафиста в честь покровителей храмов, расположенных на территории монастыря: Ксении Петербургской, Серафима Саровского, Георгия Победоносца и праздника Покрова Божией Матери. Кроме этого, каждая из насельниц читает Псалтирь по часу или два (кто, сколько может) и поминает записки, поданные на Псалтирь.

Сколько лет храмам, которые находятся на территории монастыря, и в каком они состоянии?

— Когда я приехала сюда, то храмы, хотя и были недавно построены, но служить в них было очень трудно, потому что крыши текли, стены промёрзли, было очень сыро и холодно, случались электрические замыкания. До такого состояния храмы дошли из-за того, что во время строительства не хватало денег, и в итоге на всём экономили. Поэтому, когда мы сюда приехали, то практически всё пришлось менять: крыши, купола, кресты, окна, двери, электропроводку. Стены утеплялись, было проведено отопление.

Были ли на этой территории храмы в начале XX века?

— На территории сегодняшнего монастыря находилась очень древняя Покровская церковь. После революции ее закрыли, а в 1945 году снесли бульдозером и построили школу. Постепенно, из-за отсутствия рабочих мест, люди стали уезжать, деревня уменьшалась, школа перестала наполняться детьми и была закрыта. И когда появился монастырь, то это здание отдали обители. К этому времени оно находилось в полуразрушенном состоянии, было заросшее деревьями. Немного обустроив это помещение, туда заселились сестры. Когда я сюда приехала, корпус, в котором живут сестры, находился в плачевном состоянии. Печки старые, коридор ледяной и неотапливаемый. Поэтому, в первую очередь, был сделан ремонт этого здания: печки переделаны, отремонтирована крыша. В нем стало по — домашнему уютно и тепло. Но в 2007 году, в ноябре месяце, случился пожар, и корпус сгорел. Слава Богу, все насельницы успели выбежать. Пожар был настолько молниеносным, что спасти практически ничего не удалось. В огне сгорели также и сбережения, которые мы собирали на блоки для нового корпуса. Но нужно было обустраиваться. Многие люди узнали о пожаре и откликнулись на нашу беду. Тут же нашли пожертвования, и за короткое время Господь воздал нам в десять раз больше того, что мы потеряли. Буквально в том же месяце мы вырубили лес и очистили территорию для нового корпуса.

Какие у Вас отношения с дочерью, которая не хотела отпускать Вас в монастырь?

— Сейчас Наталья часто приезжает в обитель, помогает нам петь на клиросе.
Многие мирские люди думают, что монастырь — это тишина, покой и созерцание. В каком ритме живет сегодня ваш монастырь?

— В нашем монастыре трудно. Здесь нет никаких бытовых удобств. А так как сестёр в обители мало (всего десять), то каждой приходится нести сразу несколько послушаний: и просфорочки печь, и храмы убирать, и службу уставлять, печь и читать на клиросе. Поэтому у нас каждая сестра — на все руки мастер. Спать ложимся мы очень поздно, часто за полночь, встаём рано (утреннее богослужение начинается в 4.45, зимой — в 5.45), сестры устают, но тишина там, где мир в душе. Живём мы дружно, помогая и молясь друг за друга.

Приезжают ли в Ваш монастырь девушки, чтобы попробовать свои силы, многие ли хотят остаться?

— Приезжают, но не часто и не много. Любушка приехала по благословению своего духовника из Киева пожить здесь на время Великого поста, сейчас — это мать София. Вот недавно приехали две девушки проверить себя и остались: мать Мария и мать Елена. Ещё одна девушка присматривается, дай Бог, останется. Много приезжает болящих людей, пожилых, немощных, но пока у нас нет условий и возможностей их принять в обитель, ухаживать за ними. Есть люди, которые только начинают воцерковляться, и иной раз креститься правильно не умеют, а уже просятся в монастырь. И, когда спрашиваешь их, что побудило их на такое решение, — отвечают, что проблемы дома или какие-то неприятные жизненные обстоятельства. Предлагаем просто пожить, помолиться.

Какое у Вас отношение с местным населением?

— Когда я сюда приехала, местные сельчане говорили» Вот вы тут понаехали, жить нам мешаете» Но со временем отношения с местным населением стали налаживаться, сейчас многие жители у нас работают. Также приезжают верующие люди и покупают здесь дома. Одна из проблем, которая нас беспокоила — это местный клуб, который прилегает к территории монастыря, и в котором по выходным и праздничным дням устраивались дискотеки с соответствующими последствиями — громкая музыка, ругань, мат, драки. Но, наверное, Господь услышал наши прошения и молитвы — дискотеки прекратились. И сейчас клуб хотят отдать монастырю. Если всё будет хорошо, то в здании клуба мы планируем сделать трапезную для паломников.

Рядом с монастырём есть святой источник, как давно он появился?

— Источник древний. Пожилые сельчане рассказывают, что в нашей деревне было три источника, многие получали исцеление. В наше время остался один источник. Год назад была сделана купель. Очень много людей приезжает, чтобы окунуться в святом источнике и набрать воды.

Случались ли исцеления на источнике в наше время?

— В одной семье, которая выезжала из Беларуси, родилась больная девочка, которая не могла ходить. Они откуда-то узнали, что у нас есть источник блаженной Ксении, и приехали сюда, жили по соседству какое-то время, ходили в храм, причащали ребёнка, брали водичку из источника и омывали ребёнку ножки. Купели у нас ещё в то время не было. Через некоторое время они прислали нам письмо, в котором благодарили за молитвы и сказали, что девочка пошла. Похожий случай был с ребёнком из Баранович. Было много случаев исцеления почек и головных болей.

Сама Блаженная Ксения являет чудеса на этом месте, как-то помогает вам?

— Одно из чудес, которая явила матушка Ксения, произошло во время пожара в нашем корпусе. Когда мы пришли на пепелище, то увидели, что металлический сейф, в котором хранились лекарства и медикаменты, весь деформировался, а икона Святой Блаженной Ксении, которая стояла на сейфе, осталась практически невредимой. Сейчас эта икона находится в Свято-Ксениевском храме. А вообще, работы у нас много, и Блаженная Ксения постоянно посылает нам каких-то помощников.

Вы говорите, что приходится преодолевать много трудностей, искушений. Не было ли у Вас сомнений по поводу выбранного Вами монашеского пути?

— Ни сомнений, ни смущений по поводу моего выбора никогда не было. Для меня монашество — это радость, и я только задаю себе вопрос: почему не раньше? Но, с другой стороны, Богу видней, наверное, когда душа была готова, тогда и взял к Себе в обитель.

Что бы Вы хотели пожелать людям, которые подвизаются в монастырях или хотят стать на стезю иночества?

— Монастырь — это большая семья. Поэтому, как и в семье, хотелось бы пожелать людям, которые выбрали монашеский путь, преданности тому монастырю, в котором ты живёшь, дел любви и во всём полагаться на Господа, который привёл в монастырь и заботится о тебе каждую минуту и днём, и ночью.

Фото: Cпасение

Журнал«Православная беседа» № 1, 2011 г.

Издательство: Христианская литература

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *