Юстиниан I – император-законодатель и христианин — Кафедральный собор Воскресения Христова
Суббота, 16 октября
Shadow

Юстиниан I – император-законодатель и христианин

Среди всех дел нельзя найти ничего столь важного,

как власть законов, которая распределяет в порядке божественные

и человеческие дела и изгоняет всяческую несправедливость.

Юстиниан I

 

Император Византии

Власть византийских императоров не была юридически наследственной. Фактически, на престоле мог оказаться любой.

В 518 году, после смерти Анастасия, в результате интриги, на трон взошёл начальник гвардии Юстина.  Это был крестьянин из Македонии, храбрый, но совершенно неграмотный и не имевший никакого опыта в государственных делах солдат. Естественно, что Юстина, ставший основателем династии в возрасте около 70 лет, не был готов успешно справиться с приобретённой им властью, если бы возле него не оказалось советника в лице племянника Юстиниана.

Святой Юстиниан был славянин: он родился в селении Вердяне, близ города Средца (теперешней Софии), в нынешней Болгарии.

Юстиниан по приглашению своего дяди ещё юношей прибыл в Константинополь, где получил полное римское и христианское воспитание. Он имел опыт в делах, обладал зрелым умом и крепким характером.

И с 518 по 527 год. он фактически правил от имени Юстина.  А после смерти Юстина в 527 году, он стал единственным правителем Византии.

Юстиниан мечтал восстановить Римскую империю такой же, какой она некогда была, укрепить незыблемые права, которые Византия, наследница Рима, сохраняла в отношении западных варварских королевств, и возродить единство римского мира.

Юстиниан считал своей первоочередной задачей усиление военной и политической мощи Византии.

 

От планов – к делу

При Юстиниане территория Византии увеличилась почти вдвое, ее границы стали приближаться к границам Римской империи. Она превратилась в могущественное государство Средиземноморья.

Юстиниан именовал себя императором с различными титулами, подчеркивая свои претензии на господство в Европе.

Созданный при Юстиниане «Свод гражданского права» является вершиной византийской юридической мысли.  В «Своде» нашли отражение изменения, которые произошли в экономической и социальной жизни империи, в т.ч. улучшение правового положения женщин, отпуск рабов на волю и др.  Впервые законодательно была признана теория естественного права, согласно которой все люди от природы равны, а рабство несовместимо с человеческой природой.

При Юстиниане Византия стала не только крупнейшим и богатейшим государством Европы, но и самым культурным.

Юстиниан укрепил законность и правопорядок в стране.

Константинополь превратился в прославленный художественный центр средневекового мира, в «палладиум наук и искусств», за которым следовали Равенна, Рим, Никея, Фессалоника, также ставшие средоточием византийского художественного стиля.

При Юстиниане были построены храмы, дошедшие до наших дней — Собор Святой Софии в Константинополе и церковь Сан-Витале в Равенне. Он наладил связи с Папой Римским Иоанном, которого с почетом встречал в своей столице. в Константинополе в 525 году, первого из римских первосвященников, посетившего новый Рим.

 

Церковь и государство

Формально по отношению к Церкви Юстиниан соблюдал принцип симфонии, предполагавший равное и дружественное сосуществование Церкви и государства

Человек верующий и убежденный в том, что правит благодатью Божьей, он придавал существенное значение духовно-нравственному руководству своими подданными. Он хотел, чтобы в единой империи, в которой установлен был им единый закон, существовала единая вера и единая духовная власть, именно —  его вера и его воля. Он любил богословские рассуждения, считал себя замечательным теологом, верил, что Бог глаголет его устами, — и объявил себя «учителем веры и главой церкви», готовым охранять церковь от ее собственных заблуждений и от нападений противников. Он предоставлял себе право диктовать церкви догматы, дисциплину, право, обязанности, он превращал ее в орган своей высшей (святейшей) власти.

Законодательные его акты содержат постановления о церковном устройстве, и регламентирующие все его мелочи. Вместе с тем Юстиниан стремится благодетельствовать церкви богатыми пожалованиями, украшением и постройкой храмов. Чтобы лучше подчеркнуть свое благочестивое усердие, он сурово преследовал еретиков.  В 529 году приказал закрыть афинский университет, где еще тайно оставалось несколько языческих преподавателей, и яростно преследовал раскольников.  Он умел управлять церковью, как господин, и в обмен за покровительство и милости, которыми он ее осыпал, деспотически и грубо предписывал ей свою волю, называя себя «императором и священником».

Положение христианской светской власти в соотношении с властью духовенства выражено Юстинианом в формуле симфонии властей: «Величайшие дары Божие человеку, дарованные Вышним человеколюбием – священство и царство: одно служит вещам Божественным, другое управляет и заботится о вещах человеческих; и то, и другое происходит от одного и того же начала и благоукрашает человеческую жизнь… Если то (священство) будет во всем безупречно и причастно дерзновения к Богу, а это (царство) будет правильно упорядочивать врученное ему общество, то будет благая некая симфония…».

 Наследник цезарей, он хотел подобно им быть живым законом, наиболее полным воплощением абсолютной власти и вместе с тем непогрешимым законодателем, и реформатором, заботящемся о порядке в империи. Император присвоил себе право свободно назначать и смещать епископов, устанавливать удобные для себя церковные законы.   Это он сказал, что «источником всех богатств церкви является щедрость императора».

В своей частной жизни Юстиниан проявлял высокое благочестие. Всегда набожный, он проводил Великий пост в суровом воздержании и молитвах, не вкушал хлеба, а довольствовался растениями и водой, да и то через день и два.

При нём главные церковные праздники были утверждены законодательно, принято обязательное безбрачие архиереев.

При Юстиниане чины церковной иерархии получили много прав и преимуществ. Епископам было поручено не только руководство делами благотворительности. Они были поставлены исправителями злоупотреблений в светской администрации и суде. Иногда они перерешали дело сами, иногда вступали в соглашение с должностным лицом, на которое заявлялась претензия, иногда доводили дело до сведения самого императора. Клирики были изъяты от подчинения обыкновенным судам; священников судили епископы, епископов — соборы, в важных случаях — сам император.

 Императрица-Феодора

Императрица Феодора

Особой опорой и советником для Юстиниана в его деятельности была его жена императрица Феодора

Феодора также происходила из народа. Дочь сторожа медведей с ипподрома, модная актриса, заставила Юстиниана жениться на себе и вместе с ним вступила на трон.

Пока она была жива — Феодора умерла в 548 году— она оказывала на императора огромное влияние и управляла империей в такой же мере, как и он, а может быть и в большей. Происходило это потому, что несмотря на свои недостатки — она любила деньги, власть и, чтобы сохранить трон, часто поступала коварно, жестоко и была непреклонна в своей ненависти, — эта честолюбивая женщина обладала превосходными качествами — энергией, твердостью, решительной и сильной волей, осторожным и ясным политическим умом и, быть может, многое видела более правильно, чем ее супруг.

В то время как Юстиниан мечтал вновь завоевать Запад и восстановить в союзе с папством Римскую империю, она, уроженка Востока, обращала свой взгляд на Восток с более точным пониманием обстановки и потребностей времени. Она хотела положить там конец религиозным ссорам, вредившим спокойствию и могуществу империи, вернуть путем различных уступок и политики широкой веротерпимости отпавшие народы Сирии и Египта и, хотя бы ценой разрыва с Римом, воссоздать прочное единство восточной монархии. Политика единения и веротерпимости, которую советовала Феодора, была, без сомнения, осторожной и разумной.

 

Богатство империи и упадок духовности

Будучи императором, Юстиниан неоднократно оказывался в затруднении, не зная, какой линии поведения ему следует держаться. Для успеха своих западных направлений ему было необходимо сохранять установленное согласие с папством; чтобы восстановить политическое и моральное единство на Востоке, надо было щадить монофизитов, весьма многочисленных и влиятельных в Египте, Сирии, Месопотамии, Армении. Его колеблющаяся воля пыталась, несмотря на все противоречия, обрести почву для взаимного понимания и найти средство для примирения этих противоречий.

Постепенно, в угоду Риму, он позволил Константинопольскому собору 536 года предать инакомыслящих анафеме, начал преследовать их (537–538), напал на их цитадель — Египет, а в угоду Феодоре дал возможность монофизитам восстановить их церковь (543) и постарался на Константинопольском соборе 553 года добиться от папы косвенного осуждения решений Халкидонского собора.

Рост богатства империи, неограниченная власть монарха, стоявшего над законами, подчиненная роль Церкви, унизительные церемонии поклонения императору-христианину, достойные скорее языческих царей, не могли не сказаться на нравах тогдашнего общества.

Духовные запросы людей оскудевали. Жители Константинополя проводили дни в цирках, где они в азарте делились на партии, провоцирующие беспорядки и кровопролития. На ипподромах зрители яростно вопили: «Богородица, дай нам победу!» Нанимались колдуны, чтобы напустить порчу на коней; выступали артисты-мимы, изображавшие самые непристойные сцены и, не смущаясь, богохульствовали. В городе процветали притоны, кабаки, повальное пьянство, разврат. С роскошью императорской знати и высшего духовенства соседствовала ужасающая бедность.

Парадоксально, но распущенность нравов уживалась в Византии с показушным благочестием.  Население Византии проявляло активную склонность к богословствованию. Так, по словам историка Агапия, толпы бездельников на базаре и в пивных рассуждали о Боге и Его сущности.

По остроумному замечанию русского философа Вл. Соловьева «в Византии было больше богословов, чем христиан».

Так случилось, что, при попустительстве самого благословенного из византийских императоров, над христианским миром, который хранил Божественные заповеди, но не исполнял их, нависла неизбежная кара.

Приближаясь к старости, Юстиниан терял энергию и энтузиазм.

Смерть Феодоры (548 г.) лишила его важной опоры, источника твердости и вдохновения. Ему уже тогда было около 65 лет, но он процарствовал до 82-летнего возраста, склоняя понемногу голову перед преградами, которые жизнь ставила его целям.

Погружаясь в апатию, он почти равнодушно смотрел, как управление все более расстраивалось, бедствия и недовольство все более росли.

Латинский поэт Корипп, живший в VI веке, рассказывает, что в эти последние годы «старец-император ни о чем не заботился. Как бы уже окоченелый, он весь погружался в ожидание вечной жизни; дух его был уже на небе».

Юстиниан, которого называют «последним римским и первым византийским императором», умер в ноябре 565 года, не назначив себе преемника (Феодора оставила его бездетным).

За заслуги перед Церковью и за благочестие царь был причислен по смерти к лику святых вместе со своей супругой

 

Эпоха Императора Юстиниана  mirasky.h1.ru

Император Юстиниан и «симфония» властей  hrono.ru

Император Юстиниана I. «Золотой век» Византии  blagobor.by

С. Б. Дашков. Императоры Византии. Юстиниан I Великий www.sedmitza.ru

Юстиниан царь и Феодора царица – благоверные   www.idrp.ru

 

Александр А. Соколовский

6 Comments

  • Павел

    Как важно сохранить созданное. А примеров обратного в истории достаточно. Но, образ самого Юстиниана, конечно же, достоин почитания и уважения. Таких — единицы среди людей.

  • Татьяна

    Жизнь лбого человека, а тем более наделённого властью неоднозначна. Важен суммарный итог. Юстиниан1 дал движение христианству. Вечная память Ему.

  • Максим

    Начал достойно. продолжил разумно, а завершил, увы.. Человек — есть никто, если жизнь свою организует не по божески..

  • Степан

    Из прошлого в настоящее. Всё повторяется. Человек тот же. Власть как демон захватывает человека. И он теряет, о ужас, Бога.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *