СВЯЩЕННИК А. ПАЛЬЧЕВСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ И ПРИЧИНЫ ВЫХОДА ЕЕ ИЗ ЮРИСДИКЦИИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА (1921-1934 гг.) ЧАСТЬ I.

Русская Зарубежная Церковь как часть Поместной Российской Православной Церкви

После октябрьской революции 1917 года и последовавших за ней государственных преобразований Русская Православная Церковь вступила в тяжелейший период гонений, чинимых богоборческой властью, по масштабу и жестокости своей сравнимых и даже превышающих гонения первых веков христианства[1]. Внутригосударственные нестроения (в некоторых случаях способствовала, конечно, и гражданская война), но в большей степени специально организованные большевиками нестроения на всех уровнях церковной жизни во многих местах и приводили к тому главному, ради чего и старались враги Церкви: к невозможности организовать на правильных началах церковное управление. Некоторые епархии совершенно теряли связь с Москвой, а значит и находящимся там высшим церквоным управлением – с патриархом.

Определяющим документом, призванным хоть как-то упорядочить церковную жизнь в этих условиях, явилось Постановление, изданное в 1920 году Святейшим Патриархом Тихоном. Оно давало право архиереям учреждать самостоятельные временные объединения до восстановления центральной церковной власти. В Постановлении Святейшего Патриарха Тихона и соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета за № 362 по этому поводу говорится следующее: «В случае, если Высшее Церковное Управление во главе со Святейшим Патриархом почему-либо прекратит свою церковно-административную деятельность, епархиальный архиерей немедленно входит в сношения с архиереями соседних епархий на предмет организации Высшей Церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях»[2]. В настоящее время данный документ малоизвестен, однако в контексте диалога Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви он занимает весьма значительное место, так как на протяжении восьми десятилетий Русская Зарубежная Церковь руководствовалась им в своем самоуправлении.

В первом параграфе «Положения о Русской Зарубежной Церкви» касательно ее временного статуса мы находим следующее: «Русская Православная Церковь Заграницей есть неразрывная часть Поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362»[3]. Таким образом, Русская Зарубежная Церковь, не претендуя на автокефалию и не входя в состав других Поместных Православных Церквей, всегда признавала свое независимое положение вынужденным и носившим временный характер до тех пор, пока коммунистическая власть не прекратит свое существование.

Зарождение Русской Зарубежной Церкви следует отнести ко времени образования Временного Высшего Церковного Управления епархий Юго-Восточной России, открытом в Ставрополе в 1919 году, главной задачей которого было окормление паствы на территориях, контролируемых белой армией[4]. После восстановления связи с Патриархом этот орган, дав отчет в своей деятельности, должен был прекратить свое существование. Однако положение дел сложилось несколько иначе.

После поражения войск генерала Врангеля члены ВВЦУ юго-востока России вместе с военными и гражданскими лицами были эвакуированы из Крыма в Константинополь. 6 ноября на пароходе «Великий князь Александр Михайлович» в Босфорском проливе состоялось первое (за границей) заседание этого органа во главе с митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким) и его переименование в Высшее Русское Церковное Управление Заграницей[5].

Первый Всезарубежный Собор

В 1921 году по приглашению Сербского Патриарха ВРЦУ было перенесено в Сремские Карловцы, где 21 ноября того же года было открыто общецерковное заграничное собрание архиереев, клириков и мирян, в ходе заседаний переименованное во Всезарубежный Собор[6]. Главными задачами Собора были организация и упорядочение церковной деятельности русского духовенства за границей.

На Соборе было принято множество документов, среди которых особый резонанс вызвали два: « Обращение Собора к чадам Русской Церкви » и « Обращение к Мировой Конференции ». «Уже тогда, в 1921 году, – пишет Михаил Назаров, – эти документы внесли разделение в среду зарубежного Православия на три ветви: Русскую Зарубежную Церковь, стремившуюся восстановить российскую православную государственность; юрисдикции митрополита Евлогия с центром в Париже и митрополита Платона в Нью-Йорке, а также приходы, оставшиеся в подчинении церковной власти митрополита Сергия в Москве, лояльной коммунистическому режиму»[7].

В послании «Чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим» Собор обращался с просьбой не поддерживать большевистскую власть, помочь русскому народу освободиться от нее; в нем также содержался призыв к восстановлению «законного православного царя из Дома Романовых»[8]. Не все из присутствующих тогда на Соборе были готовы принять этот документ. 34 делегата сделали заявление с осуждением послания, указав, что постановка вопроса о восстановлении монархии носит политический характер и обсуждаться не может. Тем не менее, послание было принято двумя третями голосов[9].

Второе послание было адресовано международной конференции по финансовым и экономическим вопросам, проходившей в Генуе (Италия) 10 апреля – 19 мая 1922 года[10]. Конференция представляла большое значение для правительства РСФСР, которое не имело тогда международного признания. В документе содержался обращенный ко всем народам мира призыв поддержать оружием и направлением добровольцев для военного похода против советского государства.

По словам протоиерея Георгия Митрофанова, «столь крайняя правая политическая направленность функционеров ВВЦУ Заграницей и доминирующая в официальных документах и практической деятельности РПЦЗ была вызвана благодаря деятельности представителей Высшего Монархического Совета»[11]. Как видим, с самого начала своего бытия Зарубежная Церковь принимает деятельное участие в политической жизни русского зарубежья: занимает четкую монархическую позицию, а также обличает на международной арене большевиков за гонения на Церковь в России.

Упомянутые выше документы были использованы советской властью для обострения гонений на Церковь в России и коренным образом изменили отношения зарубежного центра с Московской Патриархией[12]. От святителя Тихона требовали лишить сана зарубежных архиереев. Есть свидетельства о том, что роспуск зарубежного ВЦУ был произведен Патриархом под угрозой расстрела московского духовенства, привлеченного в это время к ответственности по делу об изъятии церковных ценностей. ГПУ требовало лишения сана и отлучения от Церкви заграничного духовенства, на что Святейший Патриарх и Синод не пошли[13]. Однако 22 апреля/5 мая 1922 года последовал Указ № 348 (349) Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета, согласно которому послания Карловацкого Собора признавались не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и, по причине их чисто политического характера, не имеющими канонического значения[14].

Следуя распоряжению от 7/20 ноября 1920 года за № 362, заграничные архиереи собрались 31-го августа 1922 года и постановили закрыть Высшее Церковное Управление, а вместо него образовать Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей, председателем которого был избран митрополит Антоний (Храповицкий)[15]. Основой для невыполнения Указа являлось то, что он был издан под давлением большевиков. После формального упразднения Зарубежного ВЦУ, управление перешло к Архиерейскому Синоду РЗЦ[16].

Русская Зарубежная Церковь не признавала митрополита Петра Крутицкого Местоблюстителем Патриаршего Престола до самого его ареста, последовавшего 10 декабря 1925 года [17]. В права его заместителя вступил митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский).

По словам протоиерея Владислава Цыпина, «митрополит Сергий в первое время своего управления Церковью обнаружил по отношению к карловацким архиереям больше терпимости и снисхождения, чем его предшественники Патриарх Тихон и митрополит Петр»[18].

 

 

 

 

 

 

 


[1] «К административным мерам стеснявшим церковную жизнь, относятся : во-первых, запрещение преподавать в школах Закон Божий, во-вторых, закрытие всех учебных заведений, начиная с низших епархиальных училищ и кончая Духовной Академией, в-третьих, запрещение без особого на каждый случай разрешения совершать крестные ходы, в-четвертых, тайное наблюдение за церковными проповедями, в-пятых, закрытие Консисторий и, в-шестых, лишение Церкви органов печати, типографий и многих книжных магазинов.

      Общим следствием таких лишений и стеснений является невозможность организовать на правильных началах церковное управление. К числу таких затруднений относятся и такие общие явления советской жизни, как железнодорожная разруха, запрещение въезда и выезда,расстройство почты и система перлюстрации корреспонденции, отсутствие свободного времени, невозможность содержать достаточный штат концелярских служащих и пр. ». Зайцев Кирилл, прот. Время святителя Тихона. М. Изд-во имени святителя Игнатия Ставропольского, 1996.

[2] Акты Святейшего Тихона Патриарха Московского и всея России. Позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти 1917-1943. Сборник в двух частях. Сост. М. Е. Губонин. – М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского Института, 1997. – С. 169.

[3] Положение о Русской Православной Церкви Заграницей // Официальная страница Синода Русской Православной Церкви Заграницей [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.russianorthodoxchurch.ws/synod/documents/polozhenierocor.html. – Дата доступа: 01.03.2008.

[4] Балашов Николай, протоиерей, Кострюков А. История русского церковного разделения // ЖМП. – 2007. – № 7. – С. 82.

[5] Попов А. В. Русская Православная Церковь Заграницей: образование и раскол (1920-1934 гг.) // Новый исторический вестник [Электронный ресурс]. – № 1(12). – Режим доступа: http://www.nivestnik.ru/2005_1/12.shtml. – Дата доступа: 01.03.2008.

[6] РПЦЗ: Краткая историческая справка // Православие.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/arhiv/0705185121. – Дата доступа: 15.05.2007.

[7] Назаров М. Диалог РПЦЗ и МП… С. 16.

[8] Послание чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим // Никон (Рклицкий), архиепископ. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. – Т. 4. – Издание Северо-Американской и Канадской епархии, 1960. – С. 29.

[9] Попов А. В. Указ. соч.

[10] Иоанн, Архиепископ Брюссельский и Западно-Европейский. Русская Зарубежная Церковь. − Женева: «Православное дело», 1960. − С. 17-24.

[11] Митрофанов Георгий, священник. Русская Православная Церковь в России и в эмиграции в 1920-е годы. Из истории РПЦ в ХХ веке (К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920-1927 гг.). – СПб., 1995. – С. 23.

[12] Балашов Николай, протоиерей, Кострюков А. Указ. соч. − С. 84.

[13] Никон (Рклицкий), архиепископ. Указ. соч. − С. 9, 11.

[14] РПЦЗ: Краткая историческая справка // Православие.ru [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru/arhiv/0705185121. – Дата доступа: 15.05.2007.

[15] Митрофанов Георгий, священник. Русская Православная Церковь… С. 96.

[16] Кострюков. А. Митрополит Евлогий (Георгиевский) и Патриарший Указ об упразднении Зарубежного ВЦУ // ЖМП. – 2006. – № 12. – С. 76.

[17] Митрофанов Георгий, протоиерей. История Русской Православной Церкви. – С. 426.

[18] Цыпин Владислав, протоиерей. Русская Православная Церковь 1925-1938. – Издание Сретенского монастыря, 1999. – С. 4, 381.

Похожие записи:


Unix-хостинг предоставлен компанией HOSTER.BY