Образ Таинства Покаяния и Крещения в произведении К.С. Льюиса: «Хроники Нарнии»

Клайв Стейплз Льюис является английским писателем ХХ века. В настоящее время его книги стали весьма популярны, их читают люди разной национальности, возраста, пола, разных убеждений, касающихся религии. Хотя Льюис исповедовал христианство англиканской церкви, особой популярностью его литература стала пользоваться среди христиан православного вероисповедания. Самой популярной его работой является книга с заглавием «Хроники Нарнии». Это произведение – цикл из 7 сказок, которые наполнены множеством библейских образов. Эти сказки весьма полезно читать детям и не менее плодотворно они влияют на личность взрослого человека. Мне хотелось бы коснуться образа Таинства Покаяния и Крещения, которые встречаются в Хрониках Нарнии.

 «Господь, кого любит, того наказывает: бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр. 12:6).

В одной из своих сказок Льюис описывает очень интересное событие, которое произошло с мальчиком по имени Юстес с фамилией Вред. Фамилия Юстеса отлично отражает его характер и состояние души. Вредный, эгоистичный, занудный мальчик, убегая вглубь леса от работы, необходимой для выживания команды их корабля, потерпевшей крушение, попадает в волшебную пещеру с сокровищами. Рассчетливая алчность берет верх над здравомыслием и парень уже воображает себя могущественным, богатым властителем, покорившим народы, а своих друзей представляет слугами. В гордых мечтаниях, с золотым браслетом на руке Юстес засыпает, а проснувшись, понимает, что он превратился в дракона. Приняв это страшное обличие, мальчик скорбит о своей неправильной жизненной позиции, о собственном поведении которое прилично только дракону. Он старается изо всех сил исправиться и помогает команде своей драконьей силой восстановить корабль. Через некоторое время упорных трудов происходит чудо. Дракон видит огромного льва, идущего к нему величавой поступью. «Ко мне приближался огромный лев. И вот что странно: луна скрылась, а вокруг него сиял свет. Он подходил всё ближе и ближе, и я ужасно испугался. Ты думаешь, наверное, что дракону нетрудно одолеть льва. Но я не того боялся… Я не боялся, что лев меня съест, понимаешь – я боялся его. Лев остановился рядом со мной, посмотрел мне в глаза, и мне стало так страшно, что я зажмурился. Но это не помогло.»[1]

Страх который испытал Юстес перед Асланом похож на страх, грешника перед лицом праведного судии.  В книге Бытие, когда Адам преступил заповедь, то убоялся Бога, почувствовал себя раздетым, и устыдился своей наготы. Юстес же, будучи сильным драконом, который больше и мощнее льва, ощутил слабость и ничтожество своей драконьей сущности в сравнении со славою безгрешного христоподобного льва.

Возможно, тут Льюис пытался показать положительное влияния страха Божия на человеческую душу. «Начало мудрости – страх Господень» (Притч. 1:7) говорит Священное Писание. И это мы видим и в Юстасе, очищение которого началось именно со страха перед Асланом.

Св. Иоанн Златоуст так поучает об этом же: «Нет зла, которого не уничтожал бы страх Божий. Как огонь, приняв железо, хотя бы самое испорченное и покрытое большою ржавчиною, делает его ясным и светлым, очищая его и совершенно исправляя повреждение, так и страх Божий в короткое время совершает все и не допускает ничему человеческому вредить тем, которые проникнуты им». И весьма интересно, что Льюис, воспитывавшийся под влиянием западного богословия, будучи христианином Англиканской церкви, понимает положительное влияние страха Божьего так же, как и святитель Иоанн Златоуст. Отталкиваясь от западных предпосылок, Клайв Льюис приходит к православным выводам.

Дальше рассказывается о том, что лев привел Дракона к источнику в форме колодца, но вода поднималась снизу, поэтому Юстес понял, что это именно источник, а не искусственный водоём. Лев попросил раздеться, но что снимать, если драконы не носят одежды? Мальчика осенило- снимать нужно шкуру, точнее, не снимать, а сдирать. Выполнив этот приказ, Юстес захотел искупаться, но Лев повелел раздеваться дальше, и тоже самое повторилось несколько раз. Когда снимать очередную шкуру, каждая следующая была нежнее и чувствительнее предидущей, становилось очень больно и не хватало мужества самостоятельно справиться, за дело принялся Аслан. Лев вонзил свои когти в дракона и сорвал последнюю, самую чувствительную, приросшую к Юстесу, но и очень отвратительную шкуру, мальчик почувствовал легкость. Лев толкнул раздетого дракона в источник и купаясь там обновленный парень понял, что он снова человек.

История, произошедшая с Юстесом, напоминает христианину, читающему эту сказку, таинство покаяния. Обратится от ложного пути, и вступить на тропу праведности всегда сложно. Каждая страсть, которую человек, при помощи покаяния, пытается искоренить не уходит безболезненно. Избавление от страстей сопровождается подвигом и душевной болью, так как нередко грех прирастает к душе

настолько близко, что становится её частью. Отодрать от себя часть которая тебя убивает – это не только подвиг, но и очистительная боль.

Самостоятельно человек не может очистить себя от всей грязи, накопленной до обращения к Христу. И конечно, избавиться от самых приросших, успевших стать частью личности страстей, человеку помогает Бог. «Не усилия наши, не труд, не время избавляют нас от страстей, а благодать Божия, которая ниспосылается только смиренным. Это всегда помни и никогда не полагайся на себя, хотя бы и много лет не тревожит тебя страсть, ибо и чудотворцы, и великие постники внезапно были побеждаемы и низвергаемы страстью, но всегда между страхом и надеждой провождай свое жительство, призывая на помощь Господа и смиряя себя всячески». И в эпизоде с Юстесом мы видим, что от последней драконьей шкуры мальчик избавляется не собственными усилиями, но Аслан своим могуществом помогает парню. И весьма характерно, что Юстес добровольно повинуется сбросить с себя шкуру.

Очистительный источник в котором купался Юстес, после своего покаяния, символизирует крещальный источник, волшебный лев Аслан – это символ Христа. Сам же процесс, покаяния и следующего далее окунания, прозрачно напоминает таинство крещения.

Диакон Андрей Кураев поясняет: «Еще трудна встреча с Богом, потому что из нее нельзя выйти неизменившимся. Аслан может ласково дыхнуть, а может поранить. Все мы ходим в шкурах Дракона – и пока мы не совлечем ее с себя (у апостола Павла это называется “совлечься ветхого человека”), нам не понять тот Замысел, который есть о нас у Творца».

[1] К.С. Льюис «Покоритель зари или плавание на край света». Гл. 7

Похожие записи:


Unix-хостинг предоставлен компанией HOSTER.BY