Четверг, 2 февраля
Shadow

О Промысле Божием и собственном спасении

В своей свободной любви

Бог сделался человеком,

дабы человек мог стать богом.

Св. Ириней (†202).

О действии Божиего Промысла

Христианское сознание не мирится с властью случайности даже в жизни отдельного человека.

Христианство учит о том, что человек живет лишь один раз и что в его единственной земной жизни действует Божий Промысел.

Христианство разделяет понятия «предвидения» и «предопределения».

Благодаря предвидению Бог все видит, все знает, а вот предопределять Он может только в рамках той свободы, которую Он дал человеку.

Предопределение Божие меняется в зависимости от нашего поведения, от того, как мы реализуем свою творческую свободу.

Русский философ Вл. Соловьев пишет: «Провидение, иначе Промысл или Промышление (греч. προνοια), — целесообразное действие Высшего Существа, направленное к наибольшему благу творения вообще, человека и человечества в особенности».

Промысл — это не только знание Бога о нас и не только Его действенное участие в нашей жизни, но и благость Божия, которая определяет конечный пункт человеческого пути.

По определению московского митрополита Филарета (Дроздова), Промысл Божий есть «непрестанное действие всемогущества, премудрости и благости Божией, которым Бог сохраняет бытие и силы тварей, направляет их к благим целям, всякому добру вспомоществует, а возникающее через удаление от добра зло пресекает или исправляет и обращает к добрым последствиям».

Прп. Иоанн Дамаскин наставлял: «…Промысл есть происходящее со стороны Бога попечение по отношению к сущим… Промысл есть воля Божия, благодаря которой все сущее получает надлежащее устроение…»

Сам Мир, согласно православному вероучению, существует только потому, что сохраняется Богом.

В Священном Писании сказано: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Ин 5. 17); «…мы Им живем и движемся и существуем…» (Деян 17. 28).

Христианское богословие учит, что Бог создал человека по Своему образу и подобию (Быт 1. 26).

Дарование человеку свободы подразумевает, прежде всего, возможность выбора: быть человеку с Богом или отринуть Его.

Свобода — это всегда выбор, выбор — это всегда ответственность. И всякое зло есть результат уклонения воли человека от Бога.

По благоволению и по попущению

Иоанн Дамаскин пишет: «Из дел же Промысла одно бывает по благоволению, а другое — по попущению. По благоволению — то, что бесспорно хорошо, а по попущению есть много разновидностей. Ибо часто Бог попускает, чтобы и праведник впал в нечестия, для того, чтобы показать остальным скрытую в нем добродетель… В другой раз Он попускает, чтобы случилось нечто неподобающее, чтобы благодаря деянию, кажущемуся неподобающим, совершилось нечто великое и дивное, как благодаря Кресту — спасение человеков. Иным образом Он попускает, чтобы святой терпел страдания, дабы тот не потерял правой совести или из-за данной ему силы и благодати не впал в гордость, — как было с Павлом…»

Итак, Бог не насилует волю человека, Он дает возможность сделать выбор и пожать плоды этого выбора. Прп. Иоанн Дамаскин продолжает: «…выбор того, что делать, находится в нашей власти; а исполняются благие дела содействием Бога, Который по предвидению Своему справедливо содействует тем, кто своею совестью добровольно избирает добро; порочные же дела — из-за оставления Богом, Который опять-таки по предвидению Своему, справедливо оставляет (кого-либо)».

Человек волен избрать зло.

Человек волен отринуть Бога, но вне Бога нет жизни.

Дела Бога направлены во благо всего живого:

«Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле» (Прем 1. 14). Более того, Бог «…хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим 2. 4).

Если человек не хочет быть с Богом, тогда Бог, уважая дарованную Им же Самим свободу, оставляет человека.

Если бы Бог поступал иначе, Он превратился бы из любящего Отца (Ин 16. 27) в деспота. Прп. Иоанн Дамаскин разъясняет: «А оставления есть два вида; ибо бывает оставление домостроительное и воспитательное, а бывает совершенное оставление в отверженности. Домостроительное и воспитательное оставление — то, которое бывает для исправления, и спасения, и славы страдающего или же для возбуждения других к соревнованию и подражанию, или же ради славы Божией. Совершенное оставление бывает, когда человек, хотя Бог сделал все для его спасения, остается нечувствительным и неизлечимым, а вернее, неисцелимым в силу своего произволения. Тогда он предается на совершенную погибель, как Иуда».

Предвидение и предопределение

Богослов В.Н. Лосский писал: «Любовь Бога к человеку так велика, что она не может принуждать, ибо нет любви без уважения. Божественная воля будет всегда покоряться блужданиям, уклонениям, даже бунтом воли человеческой, чтобы привести ее к свободному согласию. Таков Божественный Промысел, и классический образ педагога покажется весьма слабым каждому, кто почувствовал в Боге просящего подаяние любви нищего, ждущего у дверей души и никогда не дерзающего их взломать».

В Евангелии сказано: «…кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим 8. 29-30).

Бог никого не предопределил к погибели.

В Священном Писании нет ни одного слова о предопределении к погибели! Предопределение ко спасению есть выражение непреклонности Божией воли сделать все, чтобы как можно больше людей спаслось.

Смысл человеческой жизни заключается в исправлении человека, в приобретении личностью ещё здесь, на земле богоподобных духовных ценностей (обожение), что невозможно без свободной воли человека, его желания, стремления к совершенству и помощи Бога.

По словам св. Серафима Саровского, «В стяжании Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божьего».

В Священном Писании говорится: «Те, которые, не (имея) закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)» (Рим 2. 12-15).

Таким образом, человек, не имевший возможности узнать о Христе, войти в Его Церковь, будет судим иным судом, нежели тот, кто знал о Нем, но отринул Его.

1057821Суд Божий мудр и каждому дает по справедливости: «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк 12. 47-48).

В своем творении «Точное изложение православной веры» св. Иоанн Дамаскин о Предведении и Предопределении Божием пишет так: «Должно знать, что Бог всё наперед знает, но не всё предопределяет. Ибо Он наперед знает то, что — в нашей власти, но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходил порок, но не принуждает к добродетели силою. Поэтому Предопределение есть дело Божественного повеления, соединенного с Предведением. Но по причине Предведения Своего, Бог предопределяет и то, что не находится в нашей власти. Ибо по Предведению Своему Бог уже предрешил всё, сообразно со Своею благостью и правосудием».

Предведение — не связывает нашей воли и зависит от нас. Господь предвидит то, как себя поведут те или иные люди. Но, предвидя, не отнимает этим свободы их воли.

Божья благодать всех зовет, но никого не принуждает.

«Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мной» (Откр 3. 20).

Епископ Каллист (Уэр) рассуждает: «Бог стучит, но ждет, пока мы сами отворим дверь: Он не взламывает ее».

Как говорит святитель Иоанн Златоуст, «Бог никогда никого не приводит к Себе понуждением и насилием. Он хочет, чтобы спаслись все, но никого не неволит».

«Дело Бога — предложить Свою благодать», — говорил св. Кирилл Иерусалимский (†386), — «дело человека — принять и хранить эту благодать».

«Благодать», — говорит Златоуст, — «хотя она и Благодать, но спасает лишь желающих».

Спасение является одновременно и личным делом нашим, и Божиим.

Постичь Промысел Божий человеческим умом невозможно: «…есть много путей Божия Промысла и…они не могут быть ни истолкованы словом, ни постигнуты умом» (преп. Иоанн Дамаскин). Христианину следует «… знать, что все печальные происшествия на тех, кто принимает их с благодарностью, навлекаются для спасения и непременно приносят пользу» (преп. Иоанн Дамаскин).

Жизнь земная — всего лишь краткий миг перед жизнью вечной. Господь призывает людей стать детьми Своего Царства, которое «не от мира сего» (Ин 18. 36).

У христианина есть выбор: следовать воле природы или преодолеть ее, постигая Творца. По сути, христианство — это путь к свободе:

«К свободе призваны вы, братия…» (Гал 5. 13).

Предведение и определение Божие не препятствует ни Богу в желании спасти человека, ни отдельному человеку — в свободе спастись.

Если же человек отрекается и отходит от образа и подобия Божия, значит, он — всего лишь некая живущая, но, увы, бездуховная живность.

Однако же, очевиден вопрос, что если человек отречется от образа Божия, то не придет ли ему на смену образ звериный?

Ведь сказано в Священном Писании: «И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Откр 19. 20).

Само христианство хорошо уже тем, что оно решительно отказалось от идеи втиснуть человеческую жизнь в какие-то формальные рамки предписанных поведенческих норм, исполняя которые и будешь спасен в вечности.

«Все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор 6. 12; 10. 23) — эти слова апостола Павла предельно точно отражают христианский подход.

Древо узнается по плодам, и конец венчает дело. Возможно, что и не так уж важно, сколько мы за свою жизнь положим земных поклонов и сколько не съедим мясных блюд, а важно — угодим ли мы своим образом жизни, своими реальными делами, своими поступками и своими мыслями Господу нашему Иисусу Христу.

Если мы только исполняем нечто внешнее, да еще и не очень ревностно и регулярно, то… трудно нам самим судить о том, правильно ли мы живем или нет.

Самое главное, как Господь оценит нашу жизнь, какова будет Его милость.

Библиография:

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. — М.: РБО, 2000.

Каллист (Уэр), епископ. Православная Церковь. М.: Библейско-Богословский институт св. Апостола Андрея, 2001.

Соловьев, В. Россия и Вселенская церковь // Библиотека «Вехи», 2004.

Лосский, В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. — М.: СЭИ, 1991.

Практическая энциклопедия православного христианина. — СПб.: Издательство «Сатисъ», «Держава», 2005.

Иоанн Дамаскин, преп. Точное изложение православной веры. Кн. II., гл. XXIX: О Промысле. — М.: Индрик, 2002.

Симфония по творениям преподобных оптинских старцев. Т. II. http://profi-rus.narod.ru/knigi/Simfoniya-po-tvoreniyam-prepodobnyx-Optinskix-starcev.-Tom-2.html.

Александр А. Соколовский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *