Иерей Александр Пальчевский: «Развитие диалогических отношений Московской Патриархии и Русской Зарубежной Церкви (1941-1990 гг.)»

 

 

 После официального административного отделения Русской Зарубежной Церкви возможность общения ее с Московской Патриархией (в любых формах) осложнялась, прежде всего, наличием политических факторов. Тем не менее, на уровне духовенства и мирян доверительное общение чад Православной Церкви МП и РЗЦ никогда не прерывалось.

 Общение представителей МП и РЗЦ имело место в годы Великой Отечественной войны. «В 1942 году РПЦЗ установила и поддерживала впоследствии связь с иерархами Украинской и Белорусской Автономными Церквами, хотя они рассматривались в качестве составных частей единой Русской Церкви»[1], – пишет М. В. Шкаровский.

 В сентябре 1943 года Архиерейский Собор РПЦ избрал Патриархом Московским и всея Руси бывшего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). Вслед за тем 21 октября 1943 года в Вене (с разрешения немецких властей) состоялось совещание архиереев РЗЦ, которое признало избрание Патриарха незаконным и недействительным.

«Избрание Патриарха и созыв Синода, – говорилось в резолюции Совещания, – нужны Сталину и его партии как средство для политической пропаганды. Патриарх в его руках лишь игрушка… Пока не было войны, в России невозможно было избрание Патриарха и организация Синода. Но когда над коммунистами нависла смертельная опасность, тогда оказалась полная возможность сделать это самым быстрым и упрощенным способом»[2].

Избрание Патриарха было полной неожиданностью для фашистской пропаганды, однозначно воспринявшей это событие как большой успех СССР и свое большое поражение. И. Геббельс заявлял по этому поводу: «Что касается новых импровизированных митрополитов, то, по всей видимости, здесь речь идет не о чем ином, как о переодетых транспортных рабочих. В Советском Союзе за время революции не осталось ни митрополитов, ни епископов, ни духовенства, ни церквей»[3].

 Как ранее отмечалось, государственные органы ликвидировали все контакты Русской Церкви с внешним миром. С началом Великой Отечественной войны церковно-государственные отношения изменились. Руководство СССР через Церковь могло влиять на антифашистскую борьбу в оккупированной Восточной Европе. С этого времени начинается рост международных связей РПЦ, что позволило Церкви предпринять ряд мероприятий по воссоединению зарубежных приходов.

 «В сентябре 1945 года воссоединился с Московской Патриархией глава Западно-Европейской епархии Заграничного Архиерейского Синода митрополит Серафим (Лукьянов). Подобные процессы охватили русские приходы в Германии, Австрии, Венгрии, Югославии, Великобритании и других странах»[4]. Следует упомянуть архиереев дальневосточных епархий РПЦЗ во главе с митрополитом Маньчжурским Мелетием[5].

 «Возвращению русских эмигрантских приходов в юрисдикцию Московской Патриархии первоначально способствовал острый кризис Зарубежной Русской Православной Церкви. Ее высший орган – Архиерейский Синод – в 1944 г. по разным причинам сократился до 3 членов и фактически больше года активно не функционировал. Советская пропаганда распространяла утверждение о том, что он перестал существовать. Окончательная ликвидация влиятельной в своей сфере Зарубежной Русской Церкви была важной задачей Совета по делам РПЦ»[6], – пишет М. В. Шкаровский.

 В отчете председателя Совета по делам РПЦ в ЦК ВКП(б) Карпова от 14 февраля 1947 года указывалось: «…Осуществляя мероприятия по воссоединению Русской Православной Церкви Заграницей с Московской Патриархией и развивая связи с православными церквами славянских государств, Совет ставил основной целью использование Русской Церкви в качестве канала для проведения нашего влияния за рубежом»[7]. Так как до революции в крупнейших городах мира действовало 55 посольских храмов России. Карпов считал возможным вернуть их и организовать на базе этих церквей Духовные Миссии. Намечалось добиться и возвращения зданий, имущества уже существовавших ранее Русских Миссий в Палестине, США, Китае, Японии, Корее (что частично удалось)[8].

 По окончании войны, 10 августа 1945 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I обратился с посланием к зарубежным архипастырям и клиру «со словом братского увещания принести перед Церковью покаяние в грехе разрыва с нею и через это вернуться снова в общение с Матерью Русской Церковью»[9]. В обращении рассматривалась история возникновения Русской Зарубежной Церкви, цитировались указы Патриарха Тихона (…) и Заместителя Местоблюстителя Митрополита Сергия (…), в которых осуждалась деятельность зарубежных архиереев[10]. Однако ожидаемого результата послание не принесло.

В ответ Первоиерарх РЗЦ митрополит Анастасий (Грибановский) писал: «члены РПЦЗ никогда не считали и не считают себя находящимися вне ограды Православной Русской Церкви, ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единения со своею Матерью-Церковью…». По словам митрополита Анастасия, судьей между Предстоятелем Русской Православной Церкви и зарубежными иерархами «мог бы быть только свободно и законно созванный и вполне независимый в своих решениях Всероссийский Церковный Собор с участием, по возможности, всех заграничных и особенно заточенных ныне в России епископов» [11].

«На основе действий митрополита Анастасия Русская Зарубежная Церковь стала быстро возрождаться. Белорусский епископат практически весь присоединился к РПЦЗ: из семи архиереев не присоединились лишь двое…»[12]. Зарубежная Церковь пополнилась оставившими в годы войны Родину десятками тысяч верующих из Украины, Белоруссии, России и постепенно восстановила многие свои позиции. Весной 1946 года в ней насчитывалось уже 26 иерархов, и 10 мая Архиерейский Собор принял заявление по поводу обращения Патриарха: «Патриарх Алексий неоднократно уже обращался к зарубежным епископам с увещанием войти в каноническое подчинение Патриархии, но, повинуясь велениям своей пастырской совести, мы не находим нравственно возможным пойти навстречу этим призывам до тех пор, пока Церковная власть в России находится в противоестественном союзе с безбожной властью и пока вся Русская Церковь лишена истинной свободы»[13].

По словам протоиерея Владислава Цыпина, «в обстановке начавшейся в 1946 году холодной войны непримиримое отношение Зарубежного Синода к Московской Патриархии, лояльной советскому правительству, получило поддержку со стороны правительств западных государств, в том числе США, и Синод в 1950 году переехал из Мюнхена в Америку, в Нью-Йорк»[14].

 «С начала 1960 года нарастает обособленность РПЦЗ, хотя она все еще поддерживала отношения с Сербской Церковью, – пишет епископ Диоклийский Каллист (Уэр), – это обособление в значительной мере объясняется собственным выбором РПЦЗ: ее лидеры воспринимают участие других Православных Церквей в экуменическом движении как отступление от истинной веры»[15]. Прекращение экуменической деятельности Московской Патриархии было одним из первых условий для начала диалога, которое ставила РЗЦ перед Священноначалием РПЦ.

 Неприятие Зарубежной Церковью приглашения к диалогу с МП, идущее из России, было выражено на Архиерейском Соборе РЗЦ 1967 года: «Русская Православная Церковь Заграницей ожидает того благословенного дня, когда с русского народа спадут оковы коммунистического рабства, когда в первопрестольной Москве восстановится свободное Высшее Церковное Управление во главе с Всероссийским Святейшим Патриархом – духовным отцом русского народа, которому и представит Русская Православная Церковь Заграницей все свои деяния и сольется со своей Матерью – Русской Православной Церковью»[16].

Иерей Александр Пальчевский

 

Развитие диалогических отношений

Московской Патриархии и Русской Зарубежной Церкви (1941-1990 гг.)

Часть II

 На Поместном Соборе РПЦ 1971 года был поднят вопрос об отлучении РЗЦ; этому смело и решительно воспротивился тогдашний Экзарх Московской Патриархии в Западной Европе, Сурожский митрополит Антоний, который произнес на Соборе горячую речь в защиту РПЦЗ. Его поддержал в своем выступлении делегат-мирянин из Франции Н. В. Лосский. Собор не отлучил РЗЦ, а всего лишь постановил «изучить это вопрос»[17]. Следует отметить, что на соборном уровне, как в Московском Патриархате, так и в Русской Зарубежной Церкви, никогда не провозглашалась безблагодатность таинств или в целом церковной жизни той или иной стороны.

 С 26 августа по 9 сентября 1974 года в Свято-Троицком монастыре, в Джорданвилле (США), состоялся Третий Всезарубежный Собор Русской Православной Церкви Заграницей. В адрес участников Собора было направлено послание Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Священного Синода Русской Православной Церкви, в котором подчеркивалось, что Церковь в Отечестве признается всей Полнотой Вселенского Православия, а Русская Зарубежная Церковь, не входя ни в одну из действующих Православных Автокефальных Церквей, исключает себя из общения с мировым Православием. «Мы не перестаем надеяться, – отмечалось в документе, – что по-прежнему дорогие нам чада, в рассеянии сущие, задумаются, наконец о той нравственной ответственности, которую берут на себя их неумеренные ревнители, и о том духовном ущербе, который причиняет их духовной жизни пренебрежение к каноически-правильному общению с Полнотой Вселенского Православия»[18].

 Ответом на призыв к примирению явилось «Заявление Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви по поводу послания Патриарха Пимена». В нем митрополит Филарет отметил следующее: «настоящее послание отличается от других только тем, что не содержит абсурдных призывов к выражению лояльности советскому правительству… Свободная часть Русской Православной Церкви никогда не признавала и не признает… иерархов, контролируемых врагами Церкви,… в качестве законной церковной власти России»[19]. В сентябре 1974 года в адрес Православной Церкви в Америке было направлено «Обращение Третьего Всезарубежного Собора», подписанное митрополитом Филаретом. В этом документе содержался упрек в адрес ПЦА в принятии автокефалии от Московской Патриархии. Кроме этого, по словам Д. В. Поспеловского, «Зарубежный Синод отверг возможность сослужения духовенства двух Церквей, пока ПЦА признает иерархию МП и не видит ничего порочного в принятии из ее рук автокефалии»[20].

В 1987 году в преддверии празднования 1000-летия крещения Руси представители РЗЦ были приглашены на Поместный Собор РПЦ. В Предъюбилейном послании Синода Московского Патриархата от 21 июня 1987 года иерархи Зарубежной Церкви призывались «преодолеть дух ожесточения и средостения». По словам протоиерея Георгия Митрофанова, «эти приглашения были обоснованы тем, что в решениях архиерейских соборов РЗЦ содержались утверждения о возможности принятия участия в общем церковном соборе, в условиях свободы Церкви, чтобы обсудить проблемы, которые возникли в церковной жизни после революции»[21].

 Отвергнув очередной призыв МП, Архиерейский Синод РЗЦ в своем Послании к пастырям и пастве Русской Православной Церкви от 19 ноября 1987 года выделил следующие причины, разделяющие МП и РЗЦ:

1.Отказ Московской Патриархии от мучеников и исповедников нашего времени ;

2. Признание до настоящего времени декларации митрополита Сергия (впоследствии Патриарха) как руководства во взаимоотношениях Церкви и безбожного государства;

3. Утверждение Московской Патриархии о нахождении РЗЦ « вне спасительной ограды Матери-Церкви »[22].

 Члены Поместного Собора Русской Православной Церкви 1988 года вновь призвали представителей Русской Православной Церкви Заграницей к диалогу. «Такой диалог, – отмечалось в обращении «К чадам, не имеющим канонического общения с Матерью-Церковью», – милостью Божией, мог бы привести нас к столь желаемому восстановлению церковного общения, помог бы разрушить разъединяющие ныне нас преграды. Заверяем вас, что никоим образом мы не хотим ни стеснить вашу свободу, ни получить господство над наследием Божиим (1 Пет. 5. 3), но всем сердцем стремимся к тому, чтобы прекратился соблазн разделения между единокровными и единоверными братьями и сестрами, чтобы мы могли в единомыслии единым сердцем возблагодарить Бога у единой Трапезы Господней»[23].

 В Юбилейном Послании Архиерейского Собора РЗЦ к пастве Русской Православной Церкви 1988 года священноначалие РЗЦ заявило: «Пока церковное возглавление Московской Патриархии поражено безгласностью и не может говорить правды, мы – русские епископы за границей, чувствуем страшную ответственность, лежащую на нас за всю Церковь. Мы – единственные русские епископы, голос которых может и должен быть свободным голосом многострадальной Матери-Церкви…»[24].

 Надежды на скорое развитие диалога потерпели если не полный крах, то все же сильно поубавились, когда в 1990 году Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви вынес решение об открытии приходов своей юрисдикции на канонической территории Московского Патриархата.

 Архиерейский Собор РПЦ, проходивший 25-27 октября 1990 года, в связи с этим издал обращение «К архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви», в котором призвал хранить единство Церкви; к зарубежным иерархам обратился с братской просьбой не создавать новых препятствий для единства Церкви. «И сейчас, – говорится в документе, – мы по-прежнему готовы все понять и все простить. Даже несмотря на то, что руководство Русской Зарубежной Церкви усилило существующее разделение, образуя параллельную иерархическую структуру и способствуя созданию своих приходов на канонической территории Московского Патриархата, мы вновь протягиваем им руку, призывая к открытому и честному диалогу по всем вопросам, вызывающим разногласия между нами…»[25].

 30 ноября 1990 года состоялось заседание Архиерейского Синода РЗЦ, на котором на обращение минувшего Собора РПЦ был дан следующий ответ: “«Воззвание» нас призывает к «открытому и честному диалогу». На это мы должны заявить, что мы были бы на него согласны, если бы для такого диалога была общая платформа церковного мышления и если в нем будут участвовать лица, не запятнавшие себя сотрудничеством с безбожной властью и не подлежащие церковному суду”[26].

 Как видим, обращения и призывы к восстановлению канонического единства со стороны священноначалия МП в адрес РЗЦ направлялись неоднократно. По причине несвободы и скованности Церкви в Советском Союзе Русская Зарубежная Церковь по-прежнему была не готова вступать в общение с Московской Патриархией. Очевидным препятствием для общения МП и РЗЦ в этот период было давление, оказываемое советской властью на Русскую Церковь и ее зарубежную часть, находящуюся на территориях иных государств.


[1] Шкаровский М. В. Политика Третьего Рейха по отношению к Русской Православной Церкви… С. 165.

[2] Алексеев В. И. Ставру Ф. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории // Русское возрождение. – № 2(14). Нью-Йорк, М., Париж, 1981. – С. 141.

[3] Кондратьев П. Ложь фашистов и правда о Православной Церкви в СССР // ЖМП. – 1944. – № 2. – С. 29.

[4] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве… С. 291.

[5] Поспеловский Д. В. Указ соч. − С. 219.

[6] Шкаровский. М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве… С. 284.

[7] РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 125, д. 407, пл. 25, 32. Цит. по: там же. − С. 292.

[8] Шкаровский. М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве… С. 295.

[9] Обращение Патриарха Московского и всея Руси Алексия к архипастырям и клиру так называемой Карловацкой ориентации от 10.08.1945 // ЖМП. – 1945. – № 9. – С. 9-12.

[10] История Русской Церкви: В 9-ти книгах / Ред.: Е. В. Кравец. – М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. – Кн. 9. Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви (1917-1997). – 1997. – С. 593.

[11] Назаров Михаил. Диалог РПЦЗ и МП... С. 137.

[12] Артемов Николай, протоиерей. К 50-ти летию со дня кончины Архиепископа Венедикта (Бобковского) // ВГЕ РПЦЗ. – 2001. – № 5. – С. 17.

[13] Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве…С. 293; Щукин Сергей, протоиерей. Краткая история Русской Православной Церкви Заграницей. 1922-1972 // Русская цивилизация [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rustrana.ru/article.php?nid=16592. – Дата доступа: 01.03.2008.

[14] Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Православной Церкви. Синодальный и новейший периоды (1700-2005). 2-е изд. М., 2006 – С. 772.

[15] Каллист (Уэр), епископ Диоклийский. Православная Церковь. – М., 2001. – С. 184-185.

[16]Лука (Мурьянка), архимандрит. Миссия Русской Православной Церкви Заграницей // Официальная страница Синода Русской Православной Церкви Заграницей [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.russianorthodoxchurch.ws/synod/2006/5dokladaluke.html. – Дата доступа: 01.03.2008.

[17] Андрей Новиков. Русская Зарубежная Церковь: вчера, сегодня, завтра // Одесская Духовная Семинария. Андреевский вестник. − 2003. − № 2(8) [Электронный ресурс]. − Режим доступа: http://www.odseminary.orthodox.ru/magazine/8/rptsz.htm. − Дата доступа: 13.04.2008.

[18] Послание Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Cвященного Синода Русской Православной Церкви к находящимся в церковном расколе, именующем себя «Русская Зарубежная Церковь», из недр Русской Православной Церкви происшедшим от 5 августа 1974 г. // ЖМП. – 1974. – № 10. – С. 2.

[19] История Русской Церкви: В 9-ти книгах / Ред.: Е. В. Кравец. – М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. – Кн. 9. Цыпин Владислав, протоиерей. История Русской Церкви (1917-1997). – 1997. – С. 609.

[20] Поспеловский Д. В. Указ. соч. − С. 241.

[21] Митрофанов Георгий, протоиерей. Мы слишком много потеряли в двадцатом веке, чтобы продолжать оставаться в разделении сейчас // Мы в России и зарубежье. – 2007. – Спецвыпуск. – С. 18.

[22] Послание Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей к пастырям и пастве Русской Православной Церкви от 6.11.1987 // 1000-летие Крещения Руси. Выставка при храме св. Александра Невского в г. Копенгагене. – Мюнхен, 1988. – С. 89-90.

[23] Послание Поместного Собора возлюбленным о Господе, пастырям, честным инокам и инокиням и всем верным чадам Русской Православной Церкви (6-12 июля 1990 г.) // ЖМП. − 1990. − № 10. − С. 4.

[24] Юбилейное Послание Архиерейского Собора к пастве Русской Православной Церкви (2-9 августа 1998) // 1000-летие Крещения Руси. Выставка при храме св. Александра Невского в г. Копенгагене. – Мюнхен, 1988. – С. 95.

[25] Воззвание Архиерейского Собора к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви // ЖМП. – 1990. – № 10. – С.11.

[26] Суждение Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей от 30 ноября 1990 года о новом «Воззвании» Московской Патриархии от 25-27 октября 1990 г., обращенном к Русской Зарубежной Церкви // ВГЕ РПЦЗ. – 1991. – № 1. – С. 6.

Похожие записи:


Unix-хостинг предоставлен компанией HOSTER.BY