Пятница, 12 августа
Shadow

Его жертва стала нашей жертвой

 Об угодности жертвоприношения

«Жертва Богу — дух сокрушен»

(Пс 50. 19).

Ветхозаветное жертвоприношение

Слово «пожертвовать» по определению значит отказаться от чего-то важного и нужного ради кого-то или чего-то другого.

Еще в первобытные времена человеческого рода, люди приносили Богу жертвы: Каин — от плодов земли, которую он возделывал, а Авель — от тука первенцев стад, которые он разводил (см.: Быт 4. 3-4). Патриарх Ной после потопа в благодарность Богу за свое спасение приносит жертву всесожжения от всякого чистого скота и от всякой чистой птицы (Быт 8. 20). Точно также патриархи сооружали жертвенники на местах Богоявлений для принесения жертв и призывания имени Божия (Быт 12. 7, 13. 4, 26. 25 и др.).

По древнейшим представлениям, жертвенник — это знак Божественного присутствия. Прежде чем стать местом жертвоприношения, это было место особой милости, оказанной Богом.

До времен Моисея побуждением и основным смыслом жертвы является влечение любви и благодарности к Богу за полученные от Него благодеяния.

В Ветхом Завете для описания акта жертвоприношения используются следующие термины:

1. для характеристики не кровавой жертвы употребляется еврейское слово «minha», которое имеет следующие значения:

а) «дар», «подарок»: «И ночевал там Иаков в ту ночь. И взял из того, что у него было, в подарок Исаву, брату своему» (Быт 32. 13, Быт 32. 18, 20-21; Быт 43. 11);

б) «дань» или «подать»: «И заметил царь Ассирийский в Осии измену, так как он посылал послов к Сигору, царю Египетскому, и не доставлял дани царю Ассирийскому каждый год» (2Цар 8. 2, 6; 4Цар 17. 4);

в) «дары», «приношения Богу»: «…воздайте Господу славу имени Его. Возьмите дар, идите пред лице Его, поклонитесь Господу в благолепии святыни Его» (1Пар 16. 29); «Не носите больше даров тщетных…» (Ис 1. 13);

2. нечто сближающее человека с Богом; пожертвование как символ завета между Богом и человеком (еврейское слово «qorban»);

3. «кровавая жертва» (еврейское слово «zebah» от «zabah» — «оставаться»), главной идеей является пролитие крови;

4. «всесожжения» (еврейское слово «ola») — жертва, пожираемая огнём: «Если жертва его есть всесожжение из крупного скота, пусть принесет ее мужеского пола, без порока; пусть приведет ее к дверям скинии собрания, чтобы приобрести ему благоволение пред Господом; и возложит руку свою на голову жертвы всесожжения — и приобретет он благоволение, во очищение грехов его; и заколет тельца пред Господом; сыны же Аароновы, священники, принесут кровь и покропят кровью со всех сторон на жертвенник, который у входа скинии собрания; и снимет кожу с жертвы всесожжения и рассечет ее на части; сыны же Аароновы, священники, положат на жертвенник огонь и на огне разложат дрова; и разложат сыны Аароновы, священники, части, голову и тук на дровах, которые на огне, на жертвеннике; а внутренности жертвы и ноги ее вымоет он водою, и сожжет священник все на жертвеннике: это всесожжение, жертва, благоухание, приятное Господу» (Лев 1. 3-9).

Основной жертвой в израильском богослужении является Жертва за грех, или Жертва заклания (Лев 4. 1–5. 13; Чис 28. 15-23; Иер 42. 13), которую приносили во искупление непреднамеренных проступков (Лев 4. 2).

Различаются четыре вида таких жертв:

Жертва за грех первосвященника, жертва за грех всего общества Израиля, жертва за грех одного из правителей народа и жертва за грех рядового израильтянина.

Первосвященник приносил в жертву тельца — самое дорогостоящее из жертвенных животных. Начальник жертвовал козла, а простой израильтянин — козу или овцу, если же он был слишком беден, то мог принести в жертву двух горлиц или двух молодых голубей (Лев 5. 7-10).

Обряд жертвоприношения за грех во всех случаях состоял из четырёх частей:

— представление жертвы. Жертвенное животное следовало привести к дверям скинии (Лев 1. 3). Этим выражалась вера в Бога и потребность получить у Него прощение;

— возложение руки. Приносивший жертву возлагал свою руку на голову животного, перенося тем самым свою вину на него (Лев 4. 29; ср. 16. 21);

заклание (Лев 4. 29). Провинившийся сам должен был заколоть животное. Особое значение в обряде придавалось крови. Она должна была стечь из туши животного, после чего ее собирали в специальные сосуды. За грехом неминуемо следует смерть (см. Иез 18. 4; Рим 6. 23), поэтому — по милосердному установлению Бога — разрешалось, чтобы вместо грешника умерла жертва, оплатив своей жизнью его грех;

помазание кровью. После того как жертва была заклана, священник макал палец в кровь жертвы и мазал этой кровью выступающую часть алтаря — роги жертвенника. Для Бога это служило доказательством того, что жизнь принесена в жертву и, следовательно, вина оплачена.

После принесения в жертву крови сжигали тук (жир) животного; его шкуру, мясо и внутренности следовало вынести на чистое место за пределами стана и там сжечь.

Жертвы всесожжения использовались в утренних и вечерних жертвоприношениях. Каждое утро и каждый вечер любого дня предполагалось приносить жертву всесожжения. В субботу и в определённые дни праздников количество приносимого в жертву удваивалось.

Животное, приносимое в жертву, должно было удовлетворять жёстким условиям: оно должно быть мужского пола, без порока, без пятна. Если человек бедный, то он мог вместо животного принести птицу. Сам процесс жертвоприношения часто сопровождался возлияниями масла или вина.

Жертвователь ничего не оставлял себе, все принадлежало Богу (ср. Быт 22. 2). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу человека, приносящего жертву.

При жертве бескровной веществом для них служили хлебные зерна или колосья, мука с елеем и ладаном, хлебные печенья с елеем в разных видах, ладан и вино. Иногда вещества эти присоединялись к другим приношениям и жертвам, а иногда приносились и отдельно. Они частью принадлежали алтарю, а частью священникам и левитам. Ко всем подобным приношениям всегда присоединялась соль, но кислый хлеб и ничто квасное никогда не сжигалось на жертвеннике, а мед вовсе был исключен из числа приношений (Лев 2. 2, 6. 14-16, Чис 28. 5).

Хлебное приношение (Лев 2) состояло из плодов земли; оно вместе с жертвой возлияния дополняло собой жертву всесожжения (Чис 28. 4-6) (при жертве возлияния на жертвенник изливалось некоторое количество вина, соответствовавшее величине хлебной жертвы). Поскольку идеи примирения (переноса собственной вины на жертву) в этом обряде не было, то возложения рук в данном случае не предписывалось. Хлебное приношение состояло из муки высшего качества (Лев 2. 1), белый цвет которой символизировал чистоту. К этой жертве добавляли ладан («ливан»), символизировавший молитву (ср. Пс 140. 2; Лк 1. 10; Откр 5. 8); молитва и выражение благодарности должны были сопровождать жертвоприношение. Приношение не должно было содержать квасного теста (Лев 2. 11), которое символизирует греховность (ср. 1Кор 5. 6-8).

Жертву следовало приносить соленой (Лев 2. 13): соль предохраняет продукт от порчи, что символически означает возможность противостоять всякой порочности. В хлебное приношение входило также оливковое масло (маслина, масло, елей) (Исх 29. 40). Те остатки жертвы, которые не сжигались, предназначались священникам (Лев 2. 3).

Мирная жертва (Лев 3. 3) приносилась из крупного скота — быков (волов) или коров — или из мелкого — овец или коз. Обряд протекал так же, как и обряд принесения жертвы всесожжения, с той лишь разницей, что сжигалось не все животное, а только его жир, то есть лучшее от жертвы (см. Ис 25. 6; 55. 2).

После того как Господу было отдано самое лучшее, начиналась трапеза, во время которой жертвователь и его родственники ели мясо жертв животного (Лев 7. 15). Эта совместная трапеза была одновременно радостным праздником примирения (ср. Пс 22. 5; Лк 15. 23) в Доме Божьем (Втор 12. 5-7, 17, 18), символом восстановленного общения с Богом.

Характер, форма, вид приношения зависели от причины, по которой приносилась жертва.

Например, назначение жертвы повинности (Лев 5. 14–6. 7; 7. 1-10) состояло в том, чтобы возместить ущерб, нанесенный по ошибке или сознательно. Чтобы возмещение ущерба было полным, виновный должен был возместить сверх определенного размера еще пятую часть оцененного ущерба (Лев 5. 16; 6. 5).

Жертва вины назначалась только для частных лиц и притом за такие преступления, которые хотя не были достойны смерти, требовали однако удовлетворительного наказания. Она состояла из овна, большею частью по оценке священника (Лев 5. 15 и др.), или овцы, или козы, или ягненка (Лев 5. 1-19, Чис 6. 12). По заклании животного кровь его кропилась на жертвенник со всех сторон, тук сжигался на жертвеннике, как и при жертве за грех, а мясо съедалось священниками в святом месте (Лев 7. 1-7 и др.).

Матах

Одной из обрядовых особенностей Армянской Церкви является матах — жертвоприношение.

Главный смысл матаха — пожертвование, принесение дара Богу и сотворение милости к бедным. Жертвоприношение совершается в благодарность Богу за избавление от несчастья или ниспослание благополучия, как ходатайство за упокоение душ усопших, во искупление грехов и ради спасения души. Для жертвоприношения необходимо два компонента: животное и соль. Животное должно быть особью мужского пола. Это может быть бычок, баран, петух или голубь. Когда закалывают бычка, его мясо раздают в 40 домов, мясо барана — в 7 домов, петуха — в 3 дома. Мясо не должно оставаться на следующий день. Если в жертву приносится голубь, то его выпускают в небо. Соль должна быть освящена — этим также матах отличается от языческого жертвоприношения. Мясо варится в воде, приправленной только солью.

Крестная жертва Сына Божиего

Ветхий Завет основан на крови жертвенных животных, а Новый Завет — на Крови Иисуса (Мф 26. 28 и др.).

Пролив Свою Кровь, т.е. принеся в жертву собственную жизнь (Лев 17. 11), Иисус осуществил примирение между Богом и людьми — людьми и Богом.

Его Кровь, Его жизнь — это цена, которую Иисус заплатил за искупление человеческих грехов (1Пет 1. 18 и след.).

Греческое слово «prosphora» — «дар» или «приношение». В Новом Завете это слово переводится как «жертва» или «приношение»: «Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф 5. 2); «Посему Христос, входя в мир, говорит: жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне» (Евр 10. 5).

Cв. Иоанн Дамаскин говорит: «…крестом Господа нашего Иисуса Христа упразднена смерть, разрешен прародительский грех, ад лишен своей добычи, даровано воскресение, нам дана сила презирать настоящее и даже саму смерть, устроено возвращение к первоначальному блаженству, открыты врата рая, естество наше воссело одесную Бога, и мы сделались чадами Божиими и наследниками. Все это совершено крестом».

Григорий Богослов утверждает, что крестная жертва Спасителя была нужна не Богу Отцу, но нам, и была она следствием любви, а не гнева Отца: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3. 16).

О том, что крестная жертва Сына Божия была следствием любви Бога Отца, а не Его гнева, говорит и Иоанн Златоуст: «Для чего Бог не пощадил и Единородного Сына Своего, но предал Его? Для того чтобы примирить с Собою людей, находившихся с Ним во вражде, и сделать их народом избранным (см.: Тит 2. 14)». Не Бог находился во вражде с человеком, но человек враждовал против Бога. Поэтому жертва Сына Божия была жертвой примирения, но благодаря этой жертве примирился опять же не Бог с человеком, а человек с Богом».

Жертва — выражение любви

Приношение человека является жертвой только тогда, когда оно принимается Богом. Всякое же другое приношение утрачивает смысл и значение жертвы. Ценность и достоинство жертвы не столько в ней самой, сколько в состоянии человека, приносящего жертву. Это — подлинный критерий, определяющий угодность приносимой жертвы Богу. Потому всякое иное приношение, хотя и соответствующее форме, но лишенное содержания, не есть истинное жертвоприношение. Оно будет отвергнуто Богом так же, как была отвергнута жертва Каина.

По словам преп. Максима Исповедника, «…жертвоприношение — это внешнее выражение внутреннего богоугодного состояния человека, которое приемлет Господь, это есть видимый и очевидный акт любви человека к Богу, его свободный дар Ему, иными словами, это свободное движение ума и сердца человека навстречу Богу, это есть начало, точка отсчета возвращения к тому естественному для человека состоянию, которое ему было свойственно по природе от момента его сотворения».

Жертвенность есть состояние жизни христианина, это вся его жизнь, которую он готов отдать, принести Богу в любой момент ради ближнего. Когда преп. Силуана Афонского спросили: «Что надо делать, чтобы иметь мир в душе и теле?», он ответил: «Для этого надо всех любить, как самого себя, и каждый час быть готовым к смерти».

Архим. Софроний (Сахаров), подчеркивая невозможность христианской жизни без жертвенности и самопожертвования, говорил, что «по-христиански нельзя жить, по-христиански можно только умирать».

 

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Синодальный перевод. — М., 2000.

Армянская Апостольская Церковь: http://ru.wikipedia.org/wiki/.

Томос и определения Константинопольского собора 1157 г.: www.pagez.ru/lsn/0285.php.

Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной Веры: www.vehi.net/damaskin.

Архим. Георгий (Гурчиани). Жертва, жертвоприношение, жертвенность, самопожертвование: spbda.ru/news/a-2870.html.

Архим. Софроний (Сахаров). Преподобный Силуан Афонский. — М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002.

Архим. Софроний (Сахаров). Видеть Бога как Он есть. — Эссекс: Монастырь св. Иоанна Предтечи, 1985.

 

Александр А. Соколовский

1 Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.