Суббота, 1 октября
Shadow

Скончался старейший клирик Минской епархии протодиакон Леонид Ракитский

19 июня 2012 года скончался старейший клирик Минской епархии — протодиакон Свято-Духова кафедрального собора столицы Леонид Ракитский.
Отпевание проходило 21 июня в Свято-Духовом соборе.
Соболезнование супруге почившего Алле Георгиевне направил Патриарший Экзарх всея Беларуси Митрополит Филарет. 
Ниже статья корреспондента газеты «Царкоўнае слова» Сергея Мкакаренко, посвященную жизненному пути отца Леонида.

 Мечты сбываются

Протодиакон Леонид Ракитский — человек, без преувеличения, с уникальной биографией. Большую часть своей жизни он служил регентом церковного хора. Диаконом же стал почти в 70 лет!

Музыкальные способности родители заметили у Лени еще в трехлетнем возрасте. Его отец Леонид Сергеевич пел в хоре гродненской Свято-Владимирской церкви. Мальчик, стоя там же «на хорах», вытягивал вслед за всеми «Богородице Дево, радуйся».

Когда мальчик подрос, семья перебралась в Вильно — в местном университете учился старший брат Лени Геннадий. Отец работал на железной дороге, мама Евфросинья Дмитриевна занималась домашним хозяйством и шила, Леонид учился в гимназии. В свободное время пел в хоре виленского Свято-Духова собора.

В 1945 году Ракитский приехал в Минск, поступил в политехнический институт. Белорусская столица представляла собой удручающее зрелище, город еще не оправился от военной разрухи. Занятия для студентов проводились в уцелевших зданиях в разных концах города. В помещениях было очень холодно, поэтому занимались в верхней одежде, кто в пальто, кто в шинели. В свободное от учебы время студенты строили корпуса политеха. Но все это было неважно, ведь у всех было огромное желание учиться, получить профессию.

После окончания института Ракитский попал на предприятие «Белэнерго-сетьпроект», его назначили главным инженером проекта. Параллельно пел в хоре в железнодорожной Свято-Казанской церкви. Там же пела и Алла Цинцевич, которая стала его женой.

— Леонид был хорошо воспитанным молодым человеком, к тому же очень скромным, — вспоминает Алла Георгиевна. — Сделать предложение стеснялся, спрашивал: «Аллочка, ну когда же мы с вами оформим наши отношения?» А я ему отвечаю «Когда хотите».

Спустя несколько месяцев влюбленные сыграли свадьбу. Венчались в деревне Деречин, что в Гродненской области, где служил настоятелем отец Аллы — священник Георгий Цинцевич.

С тех пор вот уже 56 лет супруги Ракитские вместе. Вырастили троих детей — Марину, Сергея, Александру. Дочери выбрали светские профессии, а сын, к радости Леонида Сергеевича, пошел по его стопам — служит регентом в подмосковном Королеве.

В конце 1950-х — начале 1960-х годов атеистические власти во главе с Хрущевым активизировали наступление на Церковь. Конечно, в отличие от предвоенных гонений, священнослужителей и мирян никто не расстреливал и не отправлял в тюрьмы. Но их «прессовали», делали изгоями в обществе. По газетам прокатилась большая волна антицерковных публикаций.

19 марта 1960 года Леонид Ракитский вдруг проснулся знаменитым. Авторитетная республиканская газета «Літаратура і мастацтва», рупор Министерства культуры и правления Союза писателей БССР, опубликовала фельетон под названием «Рэгент і інжынер». Его автор, за подписью «Л. Вірня» (неизвестно, настоящая эта фамилия или псевдоним) саркастически писал про раздвоение личности Ракитского. С одной стороны, он, мол, советский инженер, проектирует электростанции, призванные нести людям свет и культуру, а с другой — святоша, который с самим Господом Богом на «ты». И далее: «Такое сваяцтва з «царом нябесным» навучыла Леаніда Сяргеевіча быць усюдыісным. Ён выступае калі і не ў трох асобах, як той бог, а прынама ў двух. Ён дзве службы служыць: у Белэнергапраекце і… ў царкве. Вось так і служыць святоша і нашым і вашым. Як той казаў, грэх у мех, а грошы ў торбу».

В чем только не упрекали Ракитского. И человек он, мол, ненадежный, неискренний, и деньги очень любит. Досталось и начальству Леонида Сергеевича. Автор намекал, что оно излишне толерантно, как, мол, недоглядели, как позволили…

После выхода фельетона (который, кстати, в семье Ракитских сохранили наряду с церковными наградами и грамотами) Леонида Сергеевича вызвали на предприятии на общественное собрание. Как полагается, взывали к совести, упрекали в корыстности. Кто-то из выступающих заявил, что он бы тоже не отказался от «дармовых» с его точки зрения «церковных» денег. «Милости просим, хористы в церкви всегда нужны», — отшутился Ракитский. Но тут за него неожиданно заступилась одна из сослуживиц, коммунистка: «Какое право вы имеете лезть человеку в душу?»

Со временем начальство махнуло на Ракитского рукой: «Ну и пусть себе регентует». На предприятии Леонида Сергеевича ценили как специалиста и человека, к его мнению прислушивались. На работе о Ракитском ходила легенда, что он из семьи священника. И в самом деле, было в нем нечто особенное, какая-то уверенность, внутреннее достоинство. К тому же попал в главные инженеры прямо с институтской скамьи. «Что-то тут не так», — недоумевали коллеги.

— Соседка меня как-то спросила: что-то я вашего мужа редко вижу, — рассказывает Алла Георгиевна. — А ей и невдомек, что он на двух работах трудится. А по ночам при свете настольной лампы расчерчивал нотные страницы, с которыми в то время был дефицит.

Минскому Свято-Духову кафедральному собору Ракитский отдал больше сорока лет своей жизни. Туда он пришел в 1961 году, после того как власти снесли привокзальную церковь. Долго был помощником регента, затем регентом. Однажды осенью 1991 года священник Михаил Буглаков, бывший в то время настоятелем кафедрального собора, сказал Леониду Сергеевичу: «Готовься, будем рукополагать тебя в диаконы». За благословением Ракитский отправился к Митрополиту Филарету. Владыка спросил его, что он думает о хиротонии. «Владыко, быть дьяконом — это мечта моей жизни», — признался Ракитский и добавил, что для него «это событие настолько неожиданно, что даже подрясник не приготовил». Владыка с улыбкой распахнул свой гардеробный шкаф и сказал: «Выбери себе что-нибудь подходящее». 29 сентября диакона, спустя одиннадцать месяцев в протодиакона.

К слову, Митрополит Филарет всегда проявлял к Ракитскому особое внимание, интересовался делами в семье. В последние годы, когда отцу Леониду по состоянию здоровья было непросто участвовать в службах, он иногда спрашивал: «Ну что, Леонид, есть еще порох в пороховницах?!» Владыка умеет душевно и вместе с тем очень тактично поддержать человека…

В кафедральном соборе протодиакона Леонида Ракитского до сих пор помнят и любят.

«Такие люди, как отец Леонид, — легенда и гордость нашего храма. Очень музыкальный человек, обладает изумительным голосом, который не растерял с годами. Долгое время отец Леонид радовал нас своим талантом и общением. Службы с его участием очень нравились Владыке Филарету». (Протоиерей Геннадий Дзичковский, настоятель кафедрального собора).

«Отец Леонид — прекрасныйй, душевный человек, который до бесконечности любит Церковь и дело, которым занимался. Везде, где он находился, — и в качестве регента хора, и дьякона, и протодьякона, — он был на своем месте. С ним приятно поговорить, к нему как-то тянулась душа. Мы дружим семьями, раньше часто бывали друг у друга в гостях, и сейчас созваниваемся». (Протодиакон Николай Авсиевич).

«Когда мы его слушали, когда мы с ним беседовали, он давал нам такие зерна мудрости и мужества, которые, я думаю, прорастали в душах многих людей. История жизни отца Леонида — это подвиг, и подвиг не только его, но и супруги — Аллы Георгиевны, делящей с ним радости и невзгоды. Семья Ракитских восхищает, настолько красиво они идут по жизни!» (Сестра милосердия сестричества Свято-Духова собора Клавдия Грабовенко).

Официальный портал Белорусской Православной Церкви/Сергей Макаренко. Газета «Царкоўнае слова», № 46, 2008 г

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.