Из воспоминаний митрофорного протоиерея Иоанна Мисеюка

Я родился 25 января 1924 года в селе Мижевичи Слонимского района Гродненской области в семье священника.  Крещен был 31 января 1924 года в местной церкви. Нас было 5 братьев, четыре священника и один врач. Сейчас уже все умерли, самый старший брат – совсем недавно, в июне этого года. Он служил в Риге. В 1941 году я окончил русскую среднюю школу № 1 г. Гродно.

Отец воспитывал меня в православной вере. Вскоре после окончания школы под влиянием отца я стал псаломщиком Кресто-Воздвиженской церкви села Деречинок Гродненского района.

 После освобождения Беларуси от немцев меня хотели взять в армию. Но отношение советской власти к Православной Церкви во время войны немного изменилось, стало лучше, и, когда узнали, что я из духовенства, отнеслись ко мне доброжелательно и освободили от призыва в армию без всяких условий.

В феврале 1942 года в этой же церкви венчался с уроженкой деревни Рудавица Гродненской области (1924 г. рождения) Евгенией Ивановной Журневич.

20 мая 1943 г. в Жировичском Свято-Успенском мужском монастыре я был рукоположен во диакона архиепископом Гродненским Венедиктом.

В 1946 году поступил в Минскую духовную семинарию. Во время учебы в семинарии я два года на каникулах служил Пасху в архиерейском доме.

  29 апреля 1948 году архиепископом Минским и Белорусским Питиримом был рукоположен во иерея, после чего был назначен настоятелем Свято-Николаевской церкви села Шиловичи Слонимского благочиния.

В 1950 году я закончил Минскую духовную семинарию и Преосвященнейшим Паисием, Епископом Гродненским и Лидским, был назначен вторым священником Свято-Николаевской церкви в д. Большие Берестовицы Гродненской области. Там служил регентом мой родственник, но у него с настоятелем были не очень хорошие отношения. Владыка решил направить меня в этот приход, чтобы я подействовал на регента и примирил их. Мне удалось это сделать.

Долго я в Берестовицах не пробыл, освободил свое место, и больше второго священника туда не назначали. После Берестовиц я приехал в Минск к своему наставнику архиепископу Питириму. Владыка пожелал определить меня в своей епархии и сказал: «Поезжай в Рогачев». Так в январе 1950 г. я стал настоятелем Александро-Невской церкви г. Рогачева. А потом, в 1954 году, я был назначен настоятелем молитвенного дома в Речице.

В Речице народ был набожный, мы посещали дома верующих. Чтобы пройти наши деревни нам нужно было 2-3 дня. Не всегда все проходило гладко, порой нам приходилось отбиваться и от власти. Был случай, когда в это дело вмешался и райисполком. Нам хотели даже запретить посещать деревни. Позвонили и потребовали прекратить совершать богослужения в деревнях. Мы тогда ответили, что никакие богослужения не совершаем, а просто посещаем верующих в домах по их просьбе, что соответствует Уставу церкви. В райисполкоме нам не поверили и решили удостовериться и уточнить информацию у вышестоящего начальства в Гомеле: верно ли, что священники могут посещать верующих по их желанию. Им ответили: «Да, могут». Я на следующий день пришел в исполком и сказал, что не в обиде на власть: «Правильно делаете, что проверяете, потому что под видом священника неизвестно какие люди могут приходить в дома деревенских жителей». А время было еще неспокойное. Не так давно закончилась война. В городах и деревнях было немало хулиганов, бандитов, на руках у которых имелось оружие.

Разные еще были случаи. Вот, к примеру, такой. Мне разрешили пристроить к причтовому дому трёхстен. Кто-то сказал, что там, якобы, будет строиться еще одна церковь. Когда я был в академии, подогнали бульдозер и этот трёхстен развалили. Приехав домой, я пошел в исполком и говорю, что у меня на трёхстен есть разрешение. Подал документы в суд, а суд говорит: «Извините, у нас церковь отделена от государства». Суд, наверное, не хотел связываться, потому что у меня разрешение на пристройку было, а вот документа на его разрушение ни у кого не было. Дело все же получило огласку, кое-кто в исполкоме был наказан, но и от меня решили освободиться. Власти стали просить владыку, чтобы меня убрали из Речицы. Сделали все мирно – мы добровольно поменялись местами с настоятелем Свято-Успенской церкви в г. Лоеве. Это было в октябре 1961 года.

В Лоеве я служил три года, затем, в сентябре 1964 года, был назначен настоятелем Свято- Николаевской церкви в г. Калинковичи. С 1966 по 1968 г. служил вторым священником Свято-Михайловского собора в Мозыре, с 1968 по 1971 г. —  опять в Калинковичах настоятелем Свято-Успенского молитвенного дома. Следующие десять лет (до 1981года) – настоятелем Свято-Михайловской церкви в г. Климовичи Могилевской области, потом шесть лет служил настоятелем Шкловской церкви Могилевской области. В сентябре 1986 года я был назначен настоятелем Свято-Ильинской церкви в Орше, но долго там не пробыл.

В 1988 году я был переведен в Борисов, где стал настоятелем Свято-Воскресенского кафедрального собора и благочинным Борисовского церковного округа. После моего назначения я основал 10 приходов. Много пришлось потрудиться в деревне Барань, где решили строить монастырь.

Как-то с митрополитом Минским и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом всея Беларуси, мы пошли осматривать место для будущего монастыря. Узнав о том, что сюда прибыл владыка, его окружили православные верующие и стали говорить, что в Барани нет церкви. Владыка повернулся ко мне и сказал: «В первую очередь надо построить в деревне церковь». И я занялся ее строительством. Названа она была Покровской.

Для монастыря передали нам старую школу. Вскоре мы образовали сестричество, и постепенно сестричество превратилось в монастырь. Много работали по строительству монастыря председатель церковного совета Инесса и ее муж. На территории монастыря была небольшая капличка, но она находилась в ветхом состоянии. Часто приходилось совершать службу во дворе.

Когда я приехал в Борисов, здесь была только одна церковь. Постепенно появилась церковь в Зембине. Под руководством батюшки Анатолия Лашкевича начались работы по восстановлению разрушенного храма Архангела Михаила. Но денег не было, и они остановились. Только когда настоятелем стал отец Андрей Капульцевич, дело сдвинулось.

Построили церкови в Велятичах, в Ухолоде, в Загорье, восстановили храм в Бытче. Здесь, в Борисове, началось строительство храма Рождества Христова. Начинал его Михаил Волосач, а потом по благословению Владыки Филарета послали туда молодого священника отца Александра. И сейчас этот храм – один из красивейших храмов города. В Крупках и Березино тоже много было сделано. Раньше эти города входили в Борисовское благочиние. И все это было при мне.

Но годы давали о себе знать, и я стал проситься у владыки освободить меня от должности благочинного. На свое место я порекомендовал отца Александра Вербило и не ошибся в выборе. Его назначили благочинным, и он много делает по обновлению церковной жизни в городе и районе.

Материал подготовил Медельцов А.Ф./ Фото: Климкович А.П.

Похожие записи:


Unix-хостинг предоставлен компанией HOSTER.BY