Понедельник, 30 января
Shadow

История Свято-Воскресенского собора

Ныне Рыночную площадь Борисова украшает изумительный Воскресенский собор (см. приложение IV, V). Давным-давно на месте собора было православное кладбище, затем в историческом центре Борисова в 1620-1648 годах был воздвигнут собор.

Согласно официальной статистике, в 1865 году Борисов пережил пять пожаров, которые уничтожили 345 домов. Были человеческие жертвы.

Огонь не пощадил и деревянный собор, который размещался рядом с рынком. И тогда в городе осталась лишь одна маленькая кладбищенская церквушка Андрея Юродивого (теперь это молитвенный дом старообрядцев по Газетному переулку). Естественно, среди православного люда сразу возник вопрос о строительстве нового храма, причем не деревянного, а каменного, вместительного и красивого, который бы ни в чем не уступал костелу, возведенному еще в 1823 году (каменной была также и синагога, построенная в 1866 году).

Рассмотрение ходатайств, поиск средств и подходящего проекта занял пять лет. Первоначальный проект пятикупольного храма, предложенный инженером Скуратовым, Минской епархией был отвергнут, главным образом, из-за малоразмерности и недостаточной вместимости молитвенного зала. Остановились на другом варианте – соборе с девятью куполами, тремя апсидами, выразительным контуром, привлекательным декором и достаточной объемностью (27х23х12 м).

«Зачатье» храма и его освящение состоялось в воскресенье 5 сентября 1871 года (по старому стилю) в присутствии именитых лиц. С речью выступил епископ Минский и Бобруйский Александр.

Предполагаемые затраты на строительство, согласно утвержденной смете, составили 47890 рублей 14 копеек. По тому времени это была немалая сумма, но по непредвиденным обстоятельствам ее не хватило. При рытье котлована выяснилось, что качество грунта не позволяет использовать обычный фундамент. Пришлось вбить 580 свай, что дополнительно потребовало 3000 рублей.

Строили собор высококвалифицированные каменщики из местечка Ивенец. Иконы для храма написал виленский художник Г. Трутнев. Устройство иконостаса взял на себя мастер Елиашевский.

Строительство храма, освященного во имя Воскресения Христа спасителя, длилось три года и закончилось 15 октября 1874 года (по старому стилю). А через пять дней, 20 октября по случаю первого богослужения состоялась торжественная церемония с участием губернского начальства и высокопоставленного духовенства.

В церемониальных выступлениях звучала резкая критика в адрес католиков, униатов и польских дворян, которые по словам ораторов, на протяжении  нескольких столетий ставили своей целью подчинить белорусский народ иноземному влиянию и Ватикану (II. 7).

В 1879 году описание церкви и прихода находили следующее: «Зданием церковь каменная, сложенная из кирпича, по внешности представляет прекрасной архитектуры вид равностороннего креста, с одним открытым куполом на средине, и восемью меньшими, глухими, куполами на боковых уступах. В одном из боковых куполов, фронтальном, помещается и колокольня, но помещение не вполне удобное и глухое, вследствие незначительности отверстий. Окна в самом здании расположены в два яруса и нижние снабжены железными решетками. Входных дверей трое, крыша сделана из листового железа, стены остаются без штукатурки и имеют естественный вид кирпичной кладки, которая для сего произведена самым тщательным образом. В настоящее время церковное здание находится в очень крепком состоянии, но в будущем будет нуждаться в значительных затратах на поддержание. Внутренняя площадь вместительности заключает в себе около 90 квадратных сажен; устроена со сводами на круглых арках, которые поддерживаются четырьмя массивными столбами; пол деревянный, стены выдолблены. В церкви устроено 10 печей, но за недостатком средств на наем прислуги и покупку дров, оная не отапливается аккуратно. Предалтарная солея возвышена на три ступени, — на ней устроены и клиросы. Иконостасов в соборе три: один главный и два придельных. Все они устроены из дубового дерева без покраски, с золочеными колоннами, карнизами, рамами и резьбою. Главный состоит из 24 икон, расположенных в четыре яруса, а придельные из 10 икон каждый, расположенных в один ряд – все иконы новой хорошей живописи. Главный престол освящен во имя Воскресения Христова, а придельные – северный во имя святого равноапостольного великого князя Владимира, а южный во имя святого благоверного князя Александра Невского. Между иконами, размещенных в других местах храма, обращает на себя  внимание местночтимая икона Божией Матери с Предвечным Младенцем, писанная на дереве, весьма древней живописи, покрытая серебряною ризою. Икона сия осталась от прежних борисовских церквей и никакого сказания о ней не существует.

Утварные вещи имеются в достаточном количестве – есть между ними и довольно ценные. Так, на главном престоле серебряная, вызолоченная дарохранительница имеет вычеканную надпись, из которой видно, что оная составляет дар (12 апреля 1865 года) в соборных храм Борисовский Наследника Цесаревича Александра Александровича на вечное поминовение за упокой души. Есть потир серебряный с полным к нему прибором, пожертвованный вдовою прежнего протоиерея Лисевича. Большое кадило, стоимостью 200 рублей, приобретено на пожертвования прихожан. Евангелия употребляемых в Богослужении два. Состояние ризницы можно признать удовлетворительным. Всех священнических облачений имеется 17, из них одна риза золотой парчи. Церковный архив содержится в сохранности и порядке: в нем хранятся исторические записи и исповедания, списки прихожан с 1812 года. Кроме сего, в нем хранится много древних подлинных рукописей, но какие это рукописи – за неразборчивостью письма не разобрано; есть между ними документы на церковные земли и плацы. Имеется три колокола: в 16, 8 и 2 пуда. Погост церковный обнесен простою деревянной оградой. К сей церкви принадлежат две кладбищенские: Андреевская, бывшая приходская, в самом Борисове и другая в деревне Большое Стахово. Кладбищ же в приходе пять.

Приход. В состав прихода входит город Борисов и селения: Большое Стахово, Любатовщина, Брусы, Печи и Сорское или Бродня; самый отдаленный пункт в приходе находится в 12 верстах. Прихожан числится мужского пола 1600, а женского 1528 душ; за исключением городских граждан и мещан, все остальные прихожане крестьянского сословия и занимаются исключительно хлебопашеством. Степень религиозности прихожан можно признать удовлетворительной. В самом Борисове ежегодно бывают крестные ходы из собора в Андреевскую церковь в 10-ую неделю после Пасхи и в день воссоединения униатов, а также 24 и 29 июня к крестам при окраинах города.

Причт. Состав причта: Протоирей, священник, диакон и два псаломщика. Эти места сейчас занимают: протоирей Роман Пастернацкий, из окончивших полный курс семинарского воспитания, священствует с 1839 года, а при настоящем месте состоит с 1871 года, имеет орден св. Анны второй степени; священник Иоанн Волочкович, выпускник Духовной Академии, священствует с 1878 года; диакон Ставрович, в должности с 1872 года, и псаломщик Григорий Кречетович в, должности состоит с 1871 года.

Церковного дохода в течение года поступает до 200 рублей. При соборе есть строения: дом, амбар, два скотских сарая, конюшня, гумно и два хлебных сарая – все эти строения находятся в пользовании протоирея и крайне ветхи. Остальные члены причта живут в наемных домах.

При церкви существует церковно-приходское попечительство и штатное народное училище с женскою сменою при оном. Кроме того, в городе имеется уездное двухклассное училище и женский одноклассный пансион. Процент грамотности в приходе можно определить 30%. Богадельни в приходе нет.»(II. 6. 180).

И только в начале XX века местный чиновник и церковный староста Нил Бурцев выступил с инициативой построить у главного входа собора кирпичную звонницу. И эта идея была воплощена в жизнь в 1907 году минским епархиальным архитектором Виктором Струевым (1864-1931). Теперь эта колокольня, построенная на средства самого Бурцева, вместе с собором составляют цельный ансамбль. (II. 7).

Ирина Ивановна Мацкевич, 1914 года рождения, дочь репрессированного священника Иоанна Мацкевича, 13 лет провела в Орске в ссылке (см. приложение VII). По ее словам (Ирина Ивановна проживает ныне в комнате под колокольней собора), во время строительства колокольни, жители Борисова приносили очень большое количество сырых яиц для большего укрепления стен.

Известно, что со времен строительства  ремонта не было (I. 7. 3).

Настоятелем храма в те годы был Николай Фалевич (в 1877 году окончил Минскую Духовную Семинарию, в 1881 году рукоположен во иерея, награжден наперсным крестом, являлся духовником духовенства округа), который отличался благотворительной деятельностью, активным участием в разрешении городских проблем и пользовался среди прихожан огромным авторитетом (I. 2. 1. 2).

Перед началом Первой мировой войны и всеми последующими катаклизмами в приход Воскресенского собора входило 1123 двора, населенных 4495 мужчинами и 4852 женщинами; его причт состоял из протоирея-настоятеля, иерея, диакона и псаломщика; они владели 89 десятинами земли. Настоятель храма получал жалованья от казны 600 рублей в год, священник – 500 рублей, диакон – 300 рублей, псаломщик – 160 рублей. В Борисове действовало 2 городских училища, 3 церковно-приходских училища, а также 3 церковно-приходских школы. (I. 2. 1. 15).

В 1937 году для собора, как и для всей страны наступили особенно мрачные времена. Верующих по команде безбожной власти изгнали из храма, кресты с куполов спилили, а внутреннее убранство разграбили. Собор был превращен в зернохранилище, а колокольня переоборудована в парашютную вышку (II.7).

Когда в точности был закрыт собор, установить не удалось, но те прихожане, у которых в памяти остался арест священника Иоанна Мацкевича (см. приложение VIII), псаломщика и сторожа (имена их ниже указаны) Андреевской церкви в 1938 году, о деятельности собора уже не помнят.(I. 5. 2. 5., 25).

Но война вернула все на круги своя. Фашистские оккупанты, захватив город и стремясь привлечь славянское население на свою сторону, возвратили собор пастве. (II. 7).

Вскоре после того, как немцы оккупировали Борисов, прибыл предположительно из Польши, архимандрит, собор был открыт. Из Минска прииехал отец Федор Шарковский, назначенный настоятелем храма. Затем из Орши прибыл диакон (имя неизвестно). Вторым священником был отец Иоанн Строк. (I. 5. 2. 5., 25-26).

Протоирей Иоанн Матвеевич Строк (см. приложение VI), 1901 года рождения, в военные годы настоятель Свято-Воскресеннского собора и одновременно благочинный. Арестован 27 декабря 1944 года, за то, что являлся благочинным Борисовского округа, активно участвовал в церковной жизни. Используя свое положение благочинного, спасал из лагеря военнопленных. В 1944 году во время сражения за Борисов укрыл в соборе 75 детдомовцев и спас им жизнь. Тем не менее, был приговорен к 5 годам заключения в концлагере, после освобождения принял монашество под именем Иосиф. Будучи архимандритом, умер в 1990 году. (II. 3., 33).

Собор, отданный верующим во время оккупации, отремонтировали. Все внутреннее убранство собора пришлось отстраивать заново, так как в прежние годы в церковном здании был размещен склад. Пока шел ремонт храма, богослужение совершалось в Свято-Андреевской церкви. Ее настоятелем позднее был Иоанн Мокрицкий.

Во время оккупации всем служащим церкви, включая певчих, были выданы пропуска. На Рождество Христово в соборе даже устраивали для детей елку, и приезжал служить преосвященный Стефан, епископ Смоленский и Брянский.

Когда немцы отступали, уходя, жгли все подряд; но, несмотря на постоянную опасность, служба в соборе не прекращалась, а верующие, жившие рядом, предпочитали на ночь вместе с детьми оставаться в храме.

Оккупанты ушли, но покоя для церкви не наступило. После войны был арестован Иоанн Строк. Детей священников выгоняли из школ, закрыли Свято-Никольский храм в Ухолоде, 2 церкви Свято-Троицкие в Бродовке и Бытче. Христианская жизнь стала подавляться во всех ее проявлениях. В результате народ стал отдаляться от церкви, хотя несмотря ни на что, на великие праздники: Пасху, Рождество, Крещение – храм всегда наполнялся верующими.

В оставшемся Свято-Воскресенском соборе службы совершались в четверг, субботу и воскресенье, а требы отправлялись прикровенно. Женщины, прежде чем войти в храм, закрывали лица платками, чтобы их не увидели знакомые. Власти периодически проверяли записи в книге о крещениях, и, по свидетельству жены священника, «чуть кум не расписался в крещении – весь церковный совет во главе с настоятелем – в исполком». Тех крестных, которые отваживались не скрывать свое имя, подвергали различным «мерам воздействия».

В связи с вышеуказанным, хочется вспомнить и тот факт, что в начале 70-ых г. XX века рядом с собором на земле, когда-то принадлежавшей церкви, был построен кинотеатр и тем самым поврежден фундамент храма, в результате чего от купола пролегла, уходя прямо в землю, огромная трещина. В результате эксплуатации государством отнятой у собора территории, было снесено две могилы, находившихся на церковном погосте: одна – священника, погребенного не менее 65-ти лет назад, другая – ребенка, убитого в войну…

…Но жизнь церкви не угасла. После смерти отца Федора Шарковского настоятелем собора на короткое время стал отец Антоний Былевец, вторым священником – отец Николай Черняковский. В 1959 году настоятелем назначен отец Борис Ненадкевич, прослуживший в соборе не менее двадцати пяти лет.(I. 5. 2. 5., 26).

Собор больше не закрывали, и он продолжает жить в обычном режиме, являясь, кроме прочего, и архитектурным памятником. Современники находят в нем характерные для второй половины XIX столетия черты эклектизма (II. 7).

Кубовидный объем храма включает в себя девятиполье, завершенное в алтарной части тремя апсидами, и имеет с трех сторон притворы. В композиции здания такая планировка должна была воплотиться в гармоничном каскаде глав-луковиц. Главки над притворами невелики. В угловых ячейках основного объема установлены подобные же главки, немного увеличенные по объему. Самый большой световой барабан с величественной главой, основание которого опоясывают два ряда кокошников, является мощным завершающим аккордом всей композиции.

В основе художественного решения фасадов лежит контраст красных кирпичных стен с белыми элементами декора – наличниками окон, угловыми колонками, карнизами и так далее.

В архитектурном облике Борисовского храма отразились те качественные изменения, которые претерпевает ретроспективно-русский стиль в 1860-1880-х годах.

Именно когда в качестве первообраз строящихся  сооружений все более активно используются  мотивы и формы московской и ярославской культуры XVII века Виолле де Дюк, ведущий зодчий-теоретик того времени писал: «Русское зодчество на той ступени развития, которой оно достигло в XVII века, представляет собой орудие, превосходное в том отношении, что широта основных начал не стесняет свободы художника и что можно задумывать самые смелые сочетания, оставаясь верным этим началам».

Изменения в выборе стилеобразующего ориентира были обусловлены рядом причин. Во-первых, широкомасштабное глубокое изучение русского архитектурного наследия выявило множество самобытных образцов – носителей культуры XVII века. Началось постижение художественно-образного строя архитектуры того времени, выявление качественных отличий от памятников русской архитектуры XI-XVI веков. Во-вторых, официальный «русско-византийский стиль» к концу XIX века стал многократно повторяться в различных комбинациях, обезличивая церковное строительство. В-третьих,  в это время как никогда остро встал вопрос о распространении самобытных образцов архитектуры Москвы, ставшей столицей объединенного славянства. Александр II, а затем Александр III приложили немало усилий для воплощения этой идеи. Была проведена историческая параллель, сутью которой явился перенос в новое время главенства Москвы – символа расцвета Русского государства XVII века. Эпоха подъема русской державы, время царствования Алексея Михайловича воспринимались во второй половине XIX века, как расцвет русского художественного гения.

Зодчество XVII века привлекало сторонников русской ретроспекции своей эстетической концепцией, широкими творческими возможностями. Архитекторы стремились реализовать себя в поисках новых эффектов, используя разнообразие декоративных композиций и элементов архитектурной пластики.

Шатровые колокольни, которыми обычно акцентировался главный вход, были привычны для прихожан. Поэтому когда предпринимались попытки применить в белорусском крае трехчастную схему церквей, народ стал активно протестовать. Так, например, Гродненское губернское церковно-строительное присутствие дополнительно выслало разработанные типовые проекты колоколен, в пояснительном тексте к которым говорилось, что «отсутствие колоколен при устроенных уже церквах возбуждает жалобы среди прихожан».

И Борисовский Воскресенский собор стоял «без голоса» более 20-ти лет. Ныне храм и колокольня, встроенная в ограду соборного подворья, выглядит цельным ансамблем. (II. 4., 56). В 1997 году 16 июня в Борисовском Свято-Воскресенском соборе снова состоялось освящение церковной Звонницы. Освящены 5 красавцев колоколов, отлитые в Москве, на пожертвования прихожан. (I. 5. 23). На современников комплекс собора Воскресения Христова в Борисове производил неизгладимое впечатление, о чем поведал журнал «Московский архитектурный мир» в 1912 году. В храме-памятнике спроектированном В. Адамовичем для города Вильно, явно прослеживалась ориентация на борисовский храм.

…Прошло уже более 100 лет после создания храма Воскресения в Борисове. Перенеся все тяготы и беды, выпавшие на долю Беларуси, храм и поныне является живоносным источником истинной веры, зрима воплощающим непостижимую красоту. (II. 4., 56).

Ныне в соборе 2 действующих престола: главный – Свято-Воскресенский, и северный – в честь Святого равноапостольного князя Владимира. Южный придел, в честь Святого благоверного князя Александра Невского, ныне не действует, т. к. служит ризницей.

По ходатайству нынешнего настоятеля и Благочинного церквей Борисовского округа протоирея Иоанна (Мисеюка), в 1998 году властями города собору было передано здание бывшего казначейства, первое каменное здание старого Борисова, построенное в том же стиле, что и торговые ряды.

Ныне здание приняло в себя Воскресную школу собора и крестильный храм, престол которого освящен в честь Святого благоверного князя Александра Невского.

Первым настоятелем Воскресенского собора был Климент Городицкий. Затем отец Роман Пастернацкий. (I. 5. 21).

Протоиерей Василий Васильевич Измайлов, 1865 года рождения, настоятель Свято-Воскресенского собора (до революции – преподаватель догматического и нравственного богословия в Минской Духовной семинарии). Арестован 2 июня 1927 года за то, что вместе с верующими сумел отстоять от обновленцев собор. Приговорен к заключению на 3 года в Соловецком Лагере Особого Назначения. Находясь там, умер. (II. 3.,31).

Среди других настоятелей выделялись своей деятельностью и авторитетом Николай Фалевич (умер в начале 30-ых годов) и Иван Строк (возглавлял собор в годы фашистской оккупации). (I. 5. 23). В октябре 1941 года епархия назначила в собор настоятеля – 37-летнего священника, выпускника Жировичской семинарии Отца Иоанна (в миру – Иван Матвеевич Строк). В тяжелые годы оккупации он как мог помогал больным и немощным, старался облегчить участь военнопленных, приютил и спас еврейского мальчика, предотвратил угон на принудительные работы в Германию около 300 человек. Тем не менее, сразу после освобождения был арестован советскими органами и как пособник врага, отправлен в Гулаг (реабилитирован только в 1956 году). (II. 7).

Настоятелями собора в разное время были: священник Федор Шарковский, священник Анатолий Былевец, священник Борис Ненадкевич (с 1959 года), священник Анатолий Грушевский, священник Анатолий Ковалев, священник Иоанн Мисеюк – в настоящее время.

На конец XIX столетия, кроме Свято-Андреевской церкви, собор имел еще два приписных храма: церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Стахове, построенную в 1868 году средствами и старанием местных прихожан, и церковь Святой мученицы Юлии, сооруженную в 1896 году иждивением инженера путей сообщения Л.И. Веригина. (I. 2. 1. 15).

Свято-Воскресенский кафедральный собор г. Борисова/Диакон Михаил Сидоров/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *